«Женева-2» — это в любом случае хорошо, несмотря на то, что было отозвано приглашение ООН Ирану, и несмотря на кучу проблем, которые предстоит обсуждать. Но скорее всего «Женева-2» ничего не решит. И будет «Женева-3», «Женева-4», может быть, «Женева-5» и так далее, однако локомотив урегулирования сирийского вопроса постепенно становится на рельсы.

На сегодняшний день самая главная проблема — Иран. Потому что Ближний Восток — это такой уменьшенный слепок многополярного мира, о котором сейчас модно говорить. Что такое многополярный мир вообще — пока довольно сложно сказать. А вот на Ближнем Востоке он себя проявляет, там как минимум четыре, иногда пять, а то и шесть полюсов. Но четыре из них очевидны — это США, Россия, Иран и Саудовская Аравия. И решать без одной из этих сторон какие-либо проблемы совершенно невозможно. Поэтому то, что в Женеву не был приглашён Иран — очень плохо, так как «Женева-2» в результате не будет полноценный конференцией.

Судя по всему, иранцы были к этому готовы, они переждут нынешнюю ситуацию и в дальнейшем будут продолжены поиски согласия даже не с оппозицией, а с Саудовской Аравией, и может быть, это к чему-то позитивному и приведёт. Тогда следующая «Женева» будет уже более полноценной и более серьёзной. Главное, когда выяснится, что в этот раз не принято никаких окончательных решений, не нужно из-за этого впадать в панику и отчаиваться. Всё равно какое-то движение началось, и пусть люди лучше говорят, чем стреляют.

Россия в каком-то плане угадала, как будет развиваться ситуация в Сирии, потому что была единственной страной, которая считала Башара жизнеспособным. Были какие-то свои причины, чисто психологические, с самого начала Россия полагала, что это — последний оплот постсоветского влияния. Москва была последовательна, и события пошли таким образом, что Башар показал, во-первых, свою вменяемость, а во-вторых — что ему очень трудно найти позитивную альтернативу. Потому что оппозиция выглядит, в общем, достаточно забавно. И в этой ситуации такие страны, как, например, Турция признали, что Россия была права, когда поддерживала Асада, потому что лучше него никого нет. То есть Россия проявила, если угодно, какое-то упорство, если хотите — дипломатический талант, и угадала, как всё будет. Бывает и так, мы критикуем руководство, а в данном случае оно оказалось право.

Отсутствие на «Женеве-2» Ирана — это, в первую очередь, позиция Саудовской Аравии, которая боится Ирана и устала от него. Но дело в том, что сам Иран другой. Иран сегодня — это не тот Иран, который был год назад. Год назад Иран был априори враждебен Америке. Сегодня мы видим, что Тегеран согласился на 5% обогащения, с него постепенно снимаются санкции, это тот Иран, про который говорят, что там начинается «перестройка». Сразу всё это переварить в той же Америке невозможно, но США постепенно приходят к выводу, что нынешний Иран — новый, а его действия это доказывают. Естественно, это пугает Саудовскую Аравию. Поэтому всё будет зависеть от отношений между Тегераном и остальным миром, и пока что эти отношения, на мой взгляд, прогрессируют.

Преувеличивать религиозные причины в данной ситуации не стоит. Конечно, есть шиитский фактор, говорили, что может возникнуть какая-то шиитская ось из «Хезболлы», алавитов, чуть ли не Йемена и Бахрейна и так далее. Да, у Ирана были амбиции. Но, во-первых, они были при Ахмадинежаде. Не думаю, что Роухани сейчас начал бы эти амбиции развивать. Потом алавиты — всё-таки не совсем шииты, это несколько другое течение. А разговоры о том, что Россия всегда поддерживает шиитов против суннитов, что также иногда можно слышать — это просто глупость. Да, религиозный фактор имеет огромное значение, но в данном случае не определяющее. Кстати, это показала и сирийская оппозиция, где произошёл раскол и исламистские радикалы, в общем, не оказались главной силой.

Оригинал статьи