После ежедневного просмотра в газетах, журналах, в Интернете посвященных сочинской Олимпиаде материалов возникает чувство, что их авторы в большинстве своем были бы удивлены, если бы во время Игр ничего не случилось. Кажется, впервые за всю историю олимпийского движения проблема собственно спорта отошла на второй план, уступив место вопросам безопасности. С такой точки зрения это, возможно, самая политизированная Олимпиада, не считая Московской 1980 г., которую из-за советской агрессии в Афганистане бойкотировало подавляющее большинство мировых спортивных держав.

Обеспечение безопасности игр — вопрос политического престижа России, ее способности противостоять одному из главнейших внутренних вызовов, который имеет прямое отношение и к внешней политике. Россия больше других стран (не считая, разумеется, Афганистана, Пакистана и арабских государств) оказалось уязвимой для террористов. Теракты совершаются не только на вечно нестабильном Северном Кавказе, но и в других регионах, включая Москву. Последние три волгоградских взрыва показали беззащитность России. Существует мнение, что, сконцентрировав все силы безопасности вокруг Сочи, власть тем самым создает крайне удобные для террористов возможности действовать как им заблагорассудится в остальных регионах страны.

Если террористам все-таки удастся прорваться к Сочи, то это в какой-то степени обесценит внутриполитический курс, основанный на сохранении безопасности и стабильности, негативно скажется на популярности Владимира Путина, поскольку именно с него в первую очередь будет спрос за происшедшее.

Путин рисковал с самого начала, предложив Сочи в качестве места проведения Олимпиады. По мере приближения Игр это риск становится все более очевидным. Людям, которые собираются ехать в Сочи, обязательно задают вопрос: «А вы не боитесь?». Посещение Олимпиады напоминает своего рода экстремальный туризм, организацией которого мечтал заняться один мой знакомый после окончания второй чеченской войны.

Я не хочу здесь касаться вопроса о том, кто, какие силы и как угрожают Сочи, кто из них более, а кто менее опасен. Замечу только, что буквально в последние дни в СМИ стали упоминаться «смертники-призраки», которые якобы и устроили теракты в Волгограде. Особенность «призраков» заключается в том, что пока толком неизвестно, откуда они появляются.

И вот еще что приходит в голову: как будет реагировать власть, если в Сочи что-то все же случится? Кому и как она будет с горя и отчаяния мстить, обвинив в потворстве террористам?

Но зато с каким облегчением вздохнут в Кремле, если все пройдет благополучно! Какая партия будет выиграна — и у какого противника! Сбережение Сочи будет главной золотой наградой для Путина и его «кремлевской олимпийской дружины». На какое-то время даже, возможно, покажется, что властями найден удачный рецепт от терроризма.

Чем закончится предстоящий в феврале матч между «сборной российских спецслужб» и «клубом террористов», неизвестно. Как бы мы ни относились к нынешней власти, надо пожелать победы российской сборной.

Оригинал поста