События 2012—2013 гг. на Корейском полуострове вызвали серьезную тревогу. После смерти Ким Чен Ира и прихода к власти его, по мнению Запада, неопытного сына усилилось давление на Пхеньян со стороны США и Южной Кореи, которые, возможно, просчитывали варианты падения режима в КНДР. Это вызвало резкую реакцию со стороны нового руководства КНДР, также решавшего задачи укрепления своей власти и ликвидации самих признаков оппозиции.

Освещаемые вопросы

  • КНДР вопреки протестам пошла на запуски космических ракет, в ответ на международные санкции в связи с этим произвела очередные ядерные испытания. Начало 2103 г. ознаменовалось невиданной кампанией психологической войны со стороны КНДР, ответом на что стало реальное усиление военного кулака США и Южной Кореи.
     
  • США и новое южнокорейское руководство, несмотря на риторику, не готовы к примирению с северокорейским режимом, тем более в связи с неясной, по их мнению, ситуацией в отношении стабильности личной власти Ким Чен Ына.
     
  • Остается неизменной стратегия США и Южной Кореи на поддержание контролируемой напряженности в Корее в интересах давления на Китай в ожидании возникновения предпосылок к объединению страны на южнокорейских условиях.
     
  • В сложившихся обстоятельствах для Ким Чен Ына приоритетной задачей становится не давно назревшее реформирование экономики, а консервация режима, укрепление властной вертикали, борьба с разрастающимся инакомыслием, глухим недовольством населения.

Рекомендации (для России)

  • В этих условиях России необходимо активизировать свою корейскую политику в интересах поддержания стабильности в ключевом районе Северо-Восточной Азии, недопущения нажимных методов и решения проблем корейского урегулирования политико-дипломатическим путем на многосторонней основе с ее участием.
     
  • Опыт показывает, что ухудшение отношений с КНДР ведет к уменьшению роли России в Северо-Восточной Азии. Важно активизировать взаимодействие с новым руководством КНДР (в том числе используя ситуацию, когда после казни Чан Сон Тхэка КНДР стремится «выйти из-под китайского зонтика»).
     
  • Надо выдерживать линию на противодействие изоляции КНДР и решение проблем полуострова дипломатическим путем. Шестисторонний переговорный процесс остается в центре нашего рецепта урегулирования сложного комплекса проблем на Корейском полуострове.
     
  • Цель денуклеаризации КНДР, ее полного отказа от ядерной деятельности в нынешних условиях недостижима, и надо подходить к многостороннему дипломатическому процессу как к инструменту, позволяющему купировать ядерное распространение и предотвращать обострения.
     
  • Возникает проблема безопасности северокорейских ядерных объектов, которые продолжают функционировать и расширяться. России стоит предложить «перепаковать» действующую систему международных санкций, чтобы добиться разрешения на сотрудничество с КНДР международных организаций в области мирного атома (с авангардной ролью российских).
     
  • Следует активизировать разработку тематики многосторонней системы безопасности в Северо-Восточной Азии. Такая система могла бы базироваться на системе перекрестных договоров, заключенных между всеми участниками шестистороннего процесса, которые юридически закрепляли бы их права и обязанности в отношении остальных участников в части, касающейся ситуации на Корейском полуострове, и давали бы возможность контролировать выполнение обязательств другими участниками.
     
  • Реализации проектов трехстороннего сотрудничества имеет не только экономическое, но и политическое измерение. На первый план выдвигается проект транссибирского железнодорожного транзита, особенно после завершения реконструкции железной дороги Хасан — Раджин и достижения договоренности с южнокорейцами об их возможном участии в этом проекте. Не сняты с повестки дня проекты создании газопровода, а также высоковольтной линии электропередачи. Необходима настойчивая политическая работа со всеми вовлеченными акторами (включая не только две Кореи, но и другие региональные в внерегиональные силы) с целью реализации этих проектов, которая позволила бы качественно укрепить позиции России в Северо-Восточной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона в целом.

Александр Воронцов — кандидат исторических наук, заведующий отделом Кореи и Монголии Института востоковедения РАН, доцент Московского государственного института международных отношений (университета) МИД России, профессор Академии военных наук РФ.

Георгий Толорая — доктор экономических наук, чрезвычайный и полномочный посланник, директор корейских программ Института экономики РАН, профессор МГИМО, руководитель Управления региональных программ Фонда «Русский мир».


Читать полный текст