Зима на пороге, а гуманитарная ситуация в Сирии ужасна как никогда: почти половина ее жителей стали беженцами – три миллиона людей укрылись за рубежом, а число перемещенных лиц внутри страны достигло 6,5 миллиона.

По данным ООН, сегодня более 10 миллионов сирийцев, чтобы просто выжить, нуждаются во внешней помощи, причем почти половина этих людей находятся в осажденных городах и других зонах с затрудненным доступом. Из-за бедствий войны и отсутствия надлежащей поддержки энергетическая инфраструктура и аграрный сектор Сирии рушатся. Из-за систематических сбоев в подаче электроэнергии, боевых действий и бомбардировок в стране резко повышаются цены на топливо, продукты питания и предметы первой необходимости. Миллионы сирийцев оставлены один на один с зимними холодами в ужасающих условиях, а в это время богатые страны Запада тратят миллиарды на борьбу с террором и возобновленные программы боевой подготовки повстанцев. 

Это не только бездушное пренебрежение. Даже если рассматривать конфликт в Сирии лишь через призму безопасности, прохладное отношение международного сообщества к гуманитарному кризису, несомненно, контрпродуктивно. Резкое обнищание населения, разрушение социальных структур и отчаянье служат питательной средой для возникновения религиозно-экстремистских вооруженных группировок – не только в самой Сирии, но и среди беженцев в таких странах, как Иордания и Ливан. Пока не ликвидирован гуманитарный кризис, надеяться на решение этой проблемы не стоит.

Но если на вынужденное военное вмешательство – например операцию «Непоколебимая решимость», в рамках которой возглавляемая Соединенными Штатами коалиция наносит авиаудары по объектам джихадистов в Сирии и Ираке, – средства сразу же находятся, то создать «гуманитарную коалицию», призванную помочь сирийцам пережить зиму, международное сообщество не желает.

Недофинансирование гуманитарных организаций

В середине сентября руководство Всемирной продовольственной программы (ВПП) предупредило, что ей не удается обеспечить снабжение нуждающихся сирийцев продуктовыми наборами. В октябре и ноябре их поставки, хотя и в сильно урезанном виде, продолжатся, но на декабрь у ВПП просто нет денег. Ей уже пришлось сократить программы по обеспечению питания в школе для примерно 12000 детей сирийских беженцев в Ираке. «Что может быть тяжелее, чем урезать самое необходимое – продовольственные рационы?» – отметил официальный представитель ВПП.

Даром что на военные приготовления тратятся миллиарды долларов, а мировые лидеры говорят о насущнейшей задаче спасения жизней мирных людей (военными средствами), сигнал бедствия ооновской гуманитарной организации, по сути, игнорируется. Месяц спустя у ВПП «полностью закончились средства», и до конца года дефицит составляет 352 миллиона долларов. «Да, мы уже начали урезать снабжение продовольствием 4,2 миллиона людей в Сирии», – заявил недавно в интервью Agence France Presse заместитель генерального директора ВПП. – «Мы приняли такое решение из-за недофинансирования, мы будем предоставлять продовольственную помощь всем… но вынуждены урезать ее вплоть до 60% от обычного рациона».

Сирийцы в Ливане теперь будут получать на 20–30% меньше продовольственной помощи, а снабжение беженцев в лагерях на территории Турции будет полностью прекращено – в надежде, что пробел восполнят турецкие и иные благотворительные организации.

И речь идет не только о ВПП. Другие органы ООН и неправительственные благотворительные структуры также вынуждены сокращать масштабы помощи. Так, Управление Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ) смогло собрать лишь половину необходимых на 2014 год средств. А правительство Турции к сентябрю получило лишь четверть запрошенного объема международной помощи для размещения сирийских беженцев на территории страны.

Война в Сирии дестабилизирует ситуацию в соседних странах: Ирак уже оказался в пучине гражданской войны, и за ним, несомненно, последует Ливан. По всему региону растет недовольство притоком беженцев. Недавно гуманитарные организации забили тревогу по поводу его ограничения в Иордании. В Ливане, где сегодня на трех жителей приходится один сирийский беженец, тоже негласно ужесточается пограничный контроль. По мере ухудшения экономического положения, сирийцы в Ливане все больше втягиваются в вооруженный конфликт, бушующий на границе страны. В них видят угрозу безопасности, они подвергаются гонениям и расистским нападениям со стороны ливанских групп. Растущее отчуждение от принимающих сообществ приводит к отчаянью и радикализации сирийских беженцев, что подпитывает рост насилия и недовольства, который в конечном итоге подтолкнет Ливан к порогу гражданской войны.

Вопрос приоритетов

Европа, США, Россия, Иран и арабские страны упорно отказываются принимать у себя сирийских беженцев в сколько-нибудь значительном числе – без ответа остался даже скромный призыв УВКБ эвакуировать по воздуху несколько десятков тысяч сирийцев из Ливана. Хотя в деле финансирования помощи беженцам эти страны проявляют больше сговорчивости, выделяемых средств явно недостаточно, и у доноров уже появляются признаки усталости от этой проблемы, хотя она будет существовать еще многие годы, и даже десятилетия. Скорее всего, в будущем гуманитарная ситуация только ухудшится, поскольку неразрешенность кризиса с беженцами постепенно подрывает и ситуацию в Ливане.

По сути, речь идет о проблеме приоритетов. Деньги на разрешение ближневосточных кризисов есть – но только не на их гуманитарный аспект. К примеру, ВПП отчаянно просит каких-то 350 миллионов долларов на снабжение гражданского населения Сирии продовольствием, в то время как расходы на военные операции США против «Исламского государства» в Сирии и Ираке, согласно недавним подсчетам, составят от 2,4 до 6,8 миллиарда долларов в год. За три с половиной года, что прошли с начала сирийского конфликта, правительство Соединенных Штатов израсходовало на урегулирование кризиса с беженцами всего 1,4 миллиарда долларов. Хотя эта цифра делает Вашингтон крупнейшим донором по Сирии (такие гуманитарные «захребетники», как Франция и Россия, выделили гораздо меньшие средства), с учетом размера американского ВВП и значения, которое Белый дом придает сирийскому конфликту, она просто ничтожна.

Сложившаяся ситуация наглядно иллюстрирует известный парадокс международных отношений: денег на гуманитарные проекты, способные предотвратить социальный коллапс, всегда не хватает, но зато они в избытке находятся, когда насилие становится неизбежным и на него приходится реагировать уже военными средствами.

Оригинал поста