В четверг утром, после 17 часов переговоров в Минске, единственным, кто улыбался, был Александр Лукашенко — даже несмотря на сообщение о том, что новое соглашение о прекращении огня все же достигнуто. Добродушные шуточки Лукашенко в адрес президента Владимира Путина развеселили всех присутствующих, но ненадолго: ведь факт остается фактом — в замораживании конфликта на Донбассе по-прежнему заинтересованы только европейцы.

Соглашение о прекращении огня и совместная декларация «нормандской четверки» (Владимира Путина, Франсуа Олланда, Ангелы Меркель и Петра Порошенко) закладывают политический фундамент мира. Тем не менее сохраняются вопросы о выполнимости перемирия и готовности лидеров России, Украины и сепаратистов применить механизмы, необходимые для разрешения конфликта. В соглашении прописан график его реализации, но нет обязывающих механизмов, хотя некоторые элементы — например, обещания уважать территориальную целостность Украины, обязательство Франции и Германии помочь в восстановлении финансовых связей с контролируемыми сепаратистами территориями и пункт о продолжении трехстороннего диалога между ЕС, Украиной и Россией, а также дискуссий в «нормандском» формате — весьма важны с технической точки зрения.

Позитивный результат переговоров был достигнут благодаря невероятным дипломатическим усилиям европейцев. За последнюю неделю Олланд и Меркель посетили Москву, организовали новый раунд переговоров в Минске и выступили посредниками при заключении вчерашнего соглашения о перемирии. В то же время МВФ объявил о предоставлении Украине большого «пакета» финансовой помощи. В совокупности перемирие и поддержка МВФ могут дать Украине новый шанс.

Но, вероятно, для обеих воюющих сторон — поддерживаемых Россией сепаратистов и украинских войск — этого всего слишком мало, и перемирие произошло слишком поздно. Возможно, теперь их устраивает только победа. Для сепаратистов она означает признание «квазигосударств», которые они контролируют, и четкое политическое отделение от Киева. В то же время украинская сторона не может позволить, чтобы создалось впечатление, будто она уступила военному давлению России на востоке и политическому — в Киеве.

Но самое главное, договоренности «Минска-2» не затрагивают вопрос о механизмах соблюдения перемирия и ставят контроль над украинско-российской границей в зависимость от конституционной реформы, децентрализации и восстановления экономических связей Украины с Донбассом (все это должно произойти до конца года). Это дает России массу возможностей для дальнейших поставок оружия мятежникам через неохраняемую границу и срыва процессов внутри Украины с помощью политических и экономических рычагов.

Если в ближайшие два дня прекращение огня не состоится, Запад — в условиях нарастающей необходимости «что-то предпринять» — вернется к вопросу о поставках оружия Украине. В Киеве многих это устроило бы куда больше, чем имплементация соглашения о перемирии.

Положение Порошенко и всей Украины весьма неустойчиво. Логика заключается в следующем: если Россия будет оказывать мятежникам военную помощь, Запад по моральным соображениям обязан оказать такую же поддержку Киеву. Это лишь укрепит сложившееся в Киеве мнение: пока Россия вмешивается в украинские события, Западу следует снизить свои ожидания относительно серьезных реформ в стране. В частности, предоставляя новый пакет финансовой помощи, МВФ не требует выполнения ранее согласованных условий, а говорит лишь об обещаниях Киева начать реформы. Многие могут счесть это важнейшим предлогом для продолжения войны вместо продвижения по ухабистому пути конституционных реформ, которые предписаны минскими соглашениями и которых требует Москва.

Сейчас все взгляды устремлены на Дебальцево, где мятежники, по их собственным утверждениям, окружили до 6 тысяч украинских военных. Утверждается, что именно из-за вопроса о будущем этого города — важного железнодорожного узла, расположенного между Донецком и Луганском, — переговоры в Минске затянулись до утра. То, что надвигающаяся военная и гуманитарная катастрофа могла стать причиной для таких дебатов, показывает, насколько хрупка ситуация на Украине.

Почва для компромиссов невелика. Кроме того, непрерывная «антагонистическая игра», которую ведут друг против друга различные украинские акторы, невольно способствует главной цели Путина — обеспечению смены режима в Киеве. Прискорбная реальность состоит в том, что, даже если бы Россия не допустила вопиющих нарушений международного права в Крыму и на Донбассе, на Украине все равно царила бы нестабильность.

Если элиты и лидеры Украины будут и дальше стремиться только к победе, беспроигрышного выхода из ситуации в этой стране может и не произойти.

Оригинал поста