В Эстонии проблема изначально существует в мягком виде и уже практически решена, в Литве ее, считай, не было, остается Латвия. Евросоюзу это все, конечно, неприятно. Латвия проблему постепенно решает (точнее, она решается сама собой за счет смены поколений). Среди молодежи почти нет тех, кто принципиально не учит латышский язык и не получает латышский паспорт - таких примерно столько же, сколько людей в Крыму принципиально не получает российский паспорт: какие-то крайне политизированные активисты, но не более того. Среди молодежи до 17 лет неграждан — около 3%. Есть какое-то количество старичков, которые не могут выучить этот несчастный латышский язык, но их все меньше. И остается среднее поколение, которое скорее по причинам личной обиды сопротивляется ассимиляции.

Александр Баунов
Александр Баунов — журналист, публицист, филолог, бывший дипломат. Он является главным редактором Carnegie.ru.
More >

Европейцы говорят латвийцам: "Слушайте, ну как-то неудобно. Выдайте им, что ли, паспорта". А латвийцы отвечают: "Вы видите, как они настроены агрессивно? Поймите, у нас свои проблемы. Мы же входим в ваши проблемы".

Плюс в любой стране Евросоюза есть большое население неграждан-эмигрантов. Поэтому наличие неграждан для европейцев - это, конечно, проблема, но они научились с ней жить и ее не замечать.

После Крыма вообще вся прорусская аргументация потеряла силу, потому что присутствие русских в соседней стране было использовано против ее территориальной целостности. Поэтому требования дать гражданские права русским в Латвии сейчас воспринимаются особенно болезненно, и ЕС, конечно, не будет от нее требовать эту проблему немедленно решать.

При этом все видят на примере Украины, что государство, которое не может обеспечить какое-никакое национальное единство - очень хрупкое государство, и в этом смысле от латвийцев, конечно, просят сделать свое государство не государством латышей, а государством всех.

Латыши не очень этого хотят, потому что их самосознание - это самосознание Израиля, окруженного арабским миром: "Все эти либерально-демократические ценности - это хорошо, но мы чувствуем себя под угрозой и будем действовать в наших интересах". Если надо будет депортировать сто тысяч человек - депортируем.

Та же дилемма, кстати, сейчас стоит перед Украиной: как государство, она, несомненно, заинтересована в национальном объединении с сохранением за условно русским населением его национальной идентичности. Однако украинцы как нация не слишком в этом заинтересованы, если их задача — построение именно национального государства украинцев, а не "государства всех" по типу Бельгии или Канады. И они, так же, как и латыши, - никак не могут сделать этот выбор.

Оригинал статьи