Первая причина заключается в том, что в 90-е граждане России оказались в рыночном бассейне, в котором не умели плавать, а граждане Беларуси в нем не оказались. Вторая - Ельцин был болен, а Лукашенко здоров. Третья причина - Ельцин был прозападный, а Лукашенко - антизападный, а на это в России был (да и остается) спрос.

Александр Баунов
Александр Баунов — журналист, публицист, филолог, бывший дипломат. Он является главным редактором Carnegie.ru.
More >

А главная причина - в конце девяностых-начале нулевых Путин был не пойми кто, а Лукашенко - уже состоявшийся политик. Как только выяснилось, что Путин человек здоровый, антизападный и не очень рыночный, он тут же затмил Лукашенко, оказался его улучшенной версией.

Если бы Путин и Лукашенко встретились на свободных выборах, Путин бы определенно выиграл. Сантименты на тему "батьки" - это остаточные эмоции родом из девяностых. В принципе, у Лукашенко есть только одно преимущество: усы. Они делают его похожим на полковника в отставке (хотя как раз Путин - полковник в отставке). Поэтому Лукашенко мог бы, конечно, завоевать голоса женщин, любящих пожилых усатых мужчин, но, боюсь, для победы на выборах этого было бы недостаточно.

Кроме того, Лукашенко, в отличие от Путина, совершенно не способен меняться. Каким он был в 1999-м, таким и остался: в Беларуси при нем не происходит вообще ничего. У него есть очевидная проблема - передать кому-нибудь страну такой, какой он ее сделал, чтобы она при этом не потеряла свою независимость. И он этот вопрос бесконечно для себя откладывает, так как не знает ответа.

И еще важное обстоятельство: все соседи России напуганы историей с Крымом. Из нее выяснилось, что Россия не рассматривает границы 1991 года как абсолютные и окончательные. Это касается всех - и друзей (Казахстан), и не совсем друзей (Прибалтика). Лукашенко, несмотря на свой антизападный имидж, пытается заигрывать с ЕС, потому что боится. Я-то думаю, что он напрасно волнуется: европейцы побегут защищать любого, у кого проблемы с Россией, даже если это какие-нибудь крайне неприятные моджахеды (что, собственно, проверено на практике). Поэтому белорусскую независимость ЕС будет защищать от России, даже если к этому моменту Лукашенко успеет концлагеря построить. Но защищать, разумеется, на словах и на дипломатическом уровне, при помощи экономики, но никак иначе.

Оригинал статьи