Заместитель командующего корпусом Министерства обороны ДНР Эдуард Басурин заявил, что ВСУ готовы развязать войну на Донбассе после Дня независимости Украины, то есть после 24 августа. Вопрос: «Кому - война, а ВСУ - мать родна?»

«Возможны военные действия»

- Да, обстановка на Украине сейчас действительно обострилась, и там опять вполне возможны военные действия. Но я не знаю, кто обострил эту ситуацию. Скорее всего, как всегда, обострение идет с двух сторон, вот только вопрос в том, кто обостряет в большей мере...

Алексей Арбатов
Алексей Арбатов – руководитель Центра международной безопасности Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Е.М. Примакова.

Знаете, я согласен с главой МИД России Сергеем Лавровым, заявившем, что Порошенко в известной степени «разогревает ситуацию». Ведь президент Украины недавно сказал, дескать, Путин хочет завоевать Европу, что возможна агрессия против Финляндии, Прибалтики, Украины...

«Силы должны быть не такими идиотскими, как предложил Порошенко»

Что сейчас надо делать на Украине? Ясно, что всё это там как-то само собой не замирится и минские соглашения сами собой выполняться не будут. ОБСЕ не может гарантировать их выполнение, она может только фиксировать нарушения.

Значит, надо принимать резолюцию Совбеза ООН и вводить в коридор между двумя линиями соприкосновения (сентябрьской и февральской) миротворческие силы.

Вот только эти миротворческие силы должны быть не такими идиотскими, как предложил Порошенко. Он говорил про полицейские силы Европейского союза по типу Косово...

«... с участием российского, белорусского и казахского контингента»

Сейчас на Украине абсолютно иная ситуация, и там нужны миротворческие силы ООН по типу Кипра. Миротворцы разделили две стороны этого острова, и вот уже почти 50 лет там поддерживается мир.

Ситуация на Кипре постепенно стабилизировалась, и такие силы надо вводить нас Украину, причем обязательно с участием российского, белорусского и казахского контингента.

«Американский контингент там не нужен»

А вот американский контингент там не нужен. Если говорить о более или менее нейтральных странах, то, пожалуйста, пусть пришлют своих миротворцев венгры, чехи, австрийцы, финны... 

Вот такой контингент должен быть на Украине. Тогда никто не пальнет не только из пушки, но даже из охотничьего ружья, потому что там будут стоять вооруженные контингенты НАТО, «голубые каски» с оружием и со своей боевой техникой.

Но это должно быть при том обязательно условии, что основные действующие лица и государства действительно хотят там мира. А если кто-то преследует какие-то другие цели, тогда не будет ни ООН, ни контингента, ни мира.

«Если на Украине наступит полный экономический коллапс...»

Что касается того, почему слово «Новороссия» стало звучать в нашем эфире гораздо реже...

Надежды на то, что русскоязычное население и русские, живущие в большом поясе от Харькова до Одессы (восток и юг Украины), захотят отделиться от Украины и присоединиться к России, на этом этапе пока не оправдались.

Значит, этот проект отложен на неопределенное будущее, и неизвестно, вернется он или нет. Если на Украине наступит полный экономический коллапс и государство развалится, то, возможно, проект и вернется.

«Уязвимое место для Украины»

А если нет, то нам придется довольствоваться Крымом и двумя маленькими непризнанными территориями, составляющими в сумме 2 процента от остальной территории Украины, причем считая даже без Крыма. 

Но если там нет мира, а постоянно ощущается вот это подвешенное состояние и в любой момент может начаться новая локальная война, продвижение войск и т.п., то даже за эти 2 процента мы Украину держим очень крепко. Ведь эти 2 процента - очень болезненное и уязвимое место для Украины.  

«На Украине полны решимости не замерзать»

Что касается предстоящей зимы, то мне кажется, что на Украине полны решимости не замерзать, а все-таки как-то выживать.

Мы должны учитывать, что зависимость Украины от наших поставок газа - это мощный рычаг давления и на Украину, и на Европу. А вот если мы прекратим поставки, то сами себе выбиваем из рук этот рычаг.

Но если мы не перекроем поставки газа, то у нас остается мощный рычаг, причем не просто привязки Украины к России, а гарантии того, что украинское сближение с Евросоюзом не будет происходить с игнорированием российских экономических интересов.

Оригинал интервью