Одновременно с началом президентской кампании Соединенные Штаты готовятся к первому государственному визиту нового китайского лидера. Это переломный момент в отношениях США и Китая. За последние годы мир изменился драматическим образом: в нем все меньше вызовов, с которыми Соединенные Штаты или Китай могут справиться в одиночку, и все менее вероятно, что одна страна сможет добиться успеха без того, чтобы преуспела и другая. И если десять лет назад отношения США и Китая были сосредоточены в основном на двусторонних и региональных проблемах, сегодня повестка имеет глобальный характер. Будущее процветание и безопасность двух стран тесно увязаны между собой.

В то же время есть факторы, которые разделяют две страны. Китай — вторая экономика мира, обладающая значительным влиянием на мировой арене. Новый руководитель страны, Си Цзиньпин, харизматичен и уверен в себе, что помогло ему сосредоточить в своих руках больше власти и направить страну по более амбициозному пути, чем это удалось двум предыдущим лидерам. Но при этом Си более националистически настроен, готов к большим рискам и более идеологизирован, чем его предшественники. Его активный и жесткий подход к международным делам порой вступает в конфликт с интересами США и подчеркивает, что Китай не всегда будет учитывать их, используя свое новообретенное влияние.

Paul Haenle
Paul Haenle holds the Maurice R. Greenberg Director’s Chair at the Carnegie–Tsinghua Center based at Tsinghua University in Beijing, China. Haenle served as the director for China, Taiwan, and Mongolia Affairs on the National Security Council staffs of former presidents George W. Bush and Barack Obama prior to joining Carnegie.
More >

К примеру, в Азиатско-Тихоокеанском регионе Си преследует двоякую стратегию. С одной стороны, он, опираясь на экономическую мощь Китая, убеждает соседей, что продолжающийся подъем его страны пойдет им на пользу. С другой стороны, он гораздо более агрессивно стремится закрепить претензии Китая на спорные территории в прилегающих водах; зачастую это происходит силовым путем и без должного уважения к международному праву. Обе ставки весьма амбициозны. К примеру, проект «Один пояс — одна дорога» нацелен на то, чтобы соединить Китай с Европой наземными маршрутами через Россию и Ближний Восток и морскими путями через Малаккский пролив и Аденский залив. В то же время только за последние полтора года Китай благодаря созданию насыпных островов установил контроль над 8 кв. км суши в Южно-Китайском море — больше, чем остальные претенденты вместе взятые за всю историю региона.

Это серьезный отход от завещанного Дэн Сяопином принципа «тао гуан ян хуэй» 韬光养晦, прежде определявшего китайскую внешнюю политику: сосредоточиться на внутреннем развитии, а на мировой арене держаться в тени. Еще больше тревожит нарастание напряженности в торговых отношениях США и Китая, которая усугубляется обвинениями в хакерстве, специфической промышленной политикой Китая и замедлением его экономики. Американский бизнес традиционно был якорем стабильности в отношениях двух стран, но сейчас поддержку с его стороны грозят подорвать протекционистские меры, которые Китай предпринимает под предлогом национальной безопасности. Правозащитников беспокоят призывы запретить западные учебники в Китае, репрессии в отношении НКО и диссидентов.

Китай превратился во внушительного экономического и геополитического конкурента США, и его разногласия с Соединенными Штатами стали более явными. Американцы, которые традиционно считали, что успех Китая — это хорошо для Соединенных Штатов, теперь задумались: есть ли в арсенале Вашингтона методы, позволяющие правильно отреагировать на восхождение Китая?

Споры американских экспертов о Китае

В центре этих дебатов — стратегические намерения Китая, то, насколько долговечно превосходство США в Азиатско-Тихоокеанском регионе и какими будут роли двух стран в этом регионе в дальнейшем. Согласно одной радикальной позиции, растущее влияние Китая положит конец лидерству США в АТР. Соседи Китая, не будучи уверены в дальнейшем доминировании США, могут перестроить свою военную политику, что ускорит региональную гонку вооружений и повысит вероятность конфликта. Эксперты, придерживающиеся этой позиции, считают, что Китай намерен не только вытеснить Соединенные Штаты из Азии, но и подорвать их глобальное лидерство и основанную на нем международную систему. Поэтому Соединенные Штаты должны решительно притормозить подъем Китая.

Противоположная точка зрения — что Китай намерен лишь укрепить собственную безопасность и авторитет в регионе, и это не обязательно угроза для США и их союзников. Вашингтону следует примириться с новой реальностью: доминирование США в Азиатско-Тихоокеанском регионе, учитывая растущее экономическое влияние Китая и модернизацию его армии, не удастся сохранить. Попытки удержать это лидерство опасны и в конечном счете будут безуспешны. Чтобы избежать конфликта, считает эта группа экспертов, Вашингтону следует поделиться властью с Китаем и способствовать его дальнейшей интеграции в нынешний мировой порядок.

Обе эти позиции ошибочны и в политическом смысле опасны. Ориентироваться на равновесие сил с Китаем значит преждевременно признать, что доминирование Китая в регионе неизбежно. Но сегодня Китай сталкивается с колоссальными политическими, экономическими и социальными трудностями у себя на родине, а в регионе ему могут противостоять несколько крупных держав, в том числе ядерных, не говоря уже об американской армии, которая в обозримом будущем останется сильнейшей в мире. Поэтому создавать «Большую двойку» с Китаем — не в интересах ни США, ни их союзников.

С другой стороны, игра с нулевой суммой между США и Китаем, разделенная Азия и повышенная вероятность военных конфликтов явно нанесут ущерб интересам Соединенных Штатов и их союзников. Политика сдерживания может привести к тому, что Китай прекратит сотрудничество и взаимодействие с США. Это поставит под угрозу и интересы американского бизнеса, и китайские инвестиции, которые уже вносят значительный вклад в экономический рост в США.

К тому же союзники и партнеры США — а все они теперь более активно торгуют с Китаем, чем с Соединенными Штатами, — не намерены принимать ту или иную сторону. Они хотят сохранять хорошие отношения и с Китаем, и с США. С одной стороны, они надеются, что Соединенные Штаты сдержат растущее влияние Китая, а с другой — намереваются извлечь выгоду из расширения торговых и инвестиционных отношений с Китаем.

Наконец, конфронтационная позиция США лишь подтвердит распространенное среди китайцев представление, что американцы намерены сдерживать подъем их страны, и сыграет на руку сторонникам более жесткого курса, которые требуют еще менее церемонного подхода к Соединенным Штатам. 

Что делать Вашингтону в новых реалиях

Хотя большинство американцев рассматривают Азию как самый важный для интересов США регион, многие сомневаются в наличии у Соединенных Штатов политической воли, в долговечности их могущества и в наличии у них ресурсов, позволяющих восстановить баланс сил в регионе. Национальная безопасность США, глобальная репутация страны и ее лидерство в регионе АТР зависят от ее финансово-экономического благополучия и эффективности американских политиков и законодателей.

Соединенным Штатам нужно сформулировать правильный подход к Азиатско-Тихоокеанскому региону, привести в порядок собственную экономику и политическую систему и продемонстрировать лидерство и долговечное влияние на региональной и международной арене. Только тогда Вашингтону удастся выстроить более осознанный подход к работе с Китаем и более эффективную стратегию влияния на китайских политиков.

Что касается Китая, Соединенным Штатам стоит исходить из нескольких ключевых принципов, на которые мы опирались в последние четыре десятка лет. В сферах общих интересов с Китаем США следует находить пути сотрудничества. В сферах, где между двумя странами складываются разногласия, их лидерам нужно уметь контролировать эти разногласия и минимизировать их. И, учитывая неопределенность траектории развития Китая, Соединенным Штатам нужна страховка — их армия должна быть готова и способна защищать американские интересы сегодня и в будущем.

В последнее время Соединенные Штаты испытывали трудности по всем трем направлениям. Вашингтону не удалось расширить содержательное сотрудничество с Китаем по общим региональным и глобальным проблемам. Вашингтон и Пекин не смогли ввести в разумное русло свои разногласия: напряженность в Южно-Китайском море и в киберпространстве вышла на первый план в отношениях двух стран и направила их по пути конфронтации. Примеров значимой кооперации и позитивного обсуждения между США и Китаем немного, основное внимание смещается к военным стратегиям.

Как говорил заместитель госсекретаря США Роберт Зелик в 2005 году, сотрудничество с Китаем не только облегчит США решение широкого круга глобальных проблем, с которыми мы столкнемся в ближайшие годы, но и просто необходимо для сохранения нынешней открытой международной системы. Это сотрудничество не означает, что между двумя странами не будет возникать серьезных разногласий, но оно обеспечит базовые рамки для конструктивного взаимодействия. И если удастся укрепить это сотрудничество, продемонстрировать, что США и Китай могут быть позитивной силой на международной арене, это даст возможность разрешить и самые проблемные аспекты двусторонних отношений.

Оригинал статьи был опубликован в журнале China Policy Review.