В июле 2015 года президент Ирана Хасан Рухани объявил о планах структурных реформ в иранской экономике. Благодаря им он надеется привлечь в страну новые иностранные инвестиции и оживить экономику после ядерной сделки с Западом. Суть реформ в том, чтобы укрепить банковский сектор, улучшить инвестиционное законодательство и повысить налоговую дисциплину.

С апреля по июнь этого года прямые иностранные инвестиции в Иране выросли до $3 млрд. Но у иранского правительства куда более амбициозные планы: Тегеран хочет привлечь $100–185 млрд иностранных инвестиций только в нефтегазовый сектор, не говоря уже о других отраслях.

Экономические планы правительства Рухани получат поддержку, если в следующем составе иранского парламента большинство будут иметь реформаторы и центристы (выборы намечаются на начало 2016 года). Однако Корпус стражей исламской революции (КСИР), который в последние годы контролирует частный сектор иранской экономики, видит в иностранных (особенно западных) инвестициях угрозу.

Вмешательство КСИРа в иранскую экономику стало усиливаться с начала 1990-х, после войны с Ираком. Тогда правительство начало программу либерализации, и тогдашний президент Рафсанджани привлек Стражей к восстановлению экономики. Благодаря этому КСИР получил крупные активы в нефтяной отрасли, недвижимости, сельском хозяйстве, транспорте, горнодобывающей отрасли и других секторах. При президенте Ахмадинежаде принадлежащий КСИРу инжиниринговый холдинг «Хатам аль-Анбия» получил беспрецедентное количество госконтрактов вне конкурса – за 2006–2013 годы таких контрактов было около десяти тысяч.

В 2006 году, когда верховный лидер Ирана Хаменеи объявил о планах приватизировать 80% госсектора, экономическая роль Стражей и аффилированных с ними корпораций еще больше выросла. За четыре года были приватизированы госпредприятия на общую сумму $70 млрд, но, по некоторым оценкам, лишь 13,5% из них действительно ушли в частные руки. Остальное контролируют связанные с КСИРом и властями корпорации, пенсионные и благотворительные фонды. В 2009 году на частные банки приходилось лишь 34% долгосрочных и 25% краткосрочных депозитов. Больше десятка крупных банков и финансовых компаний прямо или косвенно связаны с КСИРом и вооруженными силами. Такие организации манипулируют процентными ставками и контролируют десятки миллионов счетов, задействованных в теневых операциях, а также активно инвестируют в разные сектора экономики, что ограничивает роль частных банков и доступность кредитов для частного бизнеса.

Когда президентом был избран Рухани, приватизация замедлилась: правительство решило снизить финансовое значение приближенных к государству структур. Рухани хочет повысить конкурентоспособность иранских производителей и понизить безработицу. Но если сейчас рынок откроется для иностранных инвестиций, многие мелкие иранские предприятия не смогут конкурировать с иностранными игроками и рискуют обанкротиться, что грозит ростом безработицы.

Стражи, в свою очередь, не заинтересованы в массовом притоке инвестиций из-за рубежа. Например, с помощью бюрократических барьеров и прямого политического вмешательства они будут блокировать иностранные инвестиции в телекоммуникации и авиацию, поскольку такие вложения они считают угрозой национальной безопасности. Однако в некоторых отраслях – нефтяной, горнодобывающей промышленности, транспорте – КСИР может привлечь ограниченные объемы иностранных инвестиций для технологической модернизации своих предприятий.

Вполне возможно, что КСИР и администрация Рухани найдут компромисс. Правительство может передать Стражам дополнительные проекты в чувствительных отраслях в обмен на их согласие с умеренным притоком иностранных инвестиций в менее уязвимые сектора. КСИР, опираясь на эти договоренности, может перестроить свои активы и понизить риски для себя в будущем, когда страна, как ожидается, начнет реинтегрироваться в глобальную экономику.

Администрации Рухани нужно решить, какую роль сыграет КСИР в экономических реформах и как не выпустить Стражей из-под контроля. Чтобы сохранить стабильность в финансовом секторе, правительству нужно контролировать экономическую активность КСИРа, но не ставить его под угрозу. Хотя ядерная сделка позволит привлечь в страну иностранные инвестиции, КСИР еще долго будет играть весьма значительную роль в иранской экономике.

Тамер Бадави – независимый исследователь, специалист по Ирану

Оригинал публикации