Когда в 2010 году национал-популист Орбан разгромно выиграл выборы и начал строить в Венгрии свое антиевропейское корпоративное государство, у поляков появилась возможность оценить, как им повезло. Ведь в Польше могло быть примерно то же самое, если бы в 2007 году Ярослав Качиньский, просидев всего полтора года во главе правительства, не сглупил, объявив досрочные выборы, которые, к собственному удивлению, проиграл. Но соседских новостей и собственных воспоминаний хватило ненадолго: через пять лет после Венгрии поляки решили, что тоже готовы отдать абсолютное большинство национал-популистам.

Опять 2005

На прошедших в Польше парламентских выборах произошла невиданная штука – впервые со времен распада соцлагеря партия, выигравшая выборы, сделала это с таким отрывом, что сможет в одиночку, без всяких коалиций сформировать правительство. Мало того, сделала это партия «Право и справедливость» Ярослава Качиньского – та самая партия, которую вместе с Качиньским уже давно списали в вечную оппозицию, типа нашей КПРФ. Мол, своего ядерного пенсионерско-деревенского электората ей еще надолго хватит, но у остального населения она вызывает такой ужас, что о приходе к власти говорить бессмысленно. 

Однако же невозможное случилось: все тот же самый Ярослав Качиньский, впервые попавший на высшие посты еще в начале 90-х, опять принимает цветы и поздравления и под крики толпы «Я-ро-слав» обещает Польше морально-патриотическое обновление. Параллельно его вечные противники из «Гражданской платформы», которые еще недавно казались непобедимыми и вполне заслуженно считались самым компетентным правительством Восточной Европы, ругаются где-то там за кулисами в поисках того, на кого можно повесить вину за разгром. 

Картинка эта как нельзя лучше показывает, что польская демократия очень много чего добилась за последние десятилетия: и регулярной сменяемости власти, и стабильной партийной системы, и честных выборов, и более-менее внятной идеологии у ведущих партий. Но одна важная штука у поляков пока все-таки не получается: как бы обновлять руководство крупнейших партий так, чтобы новое поколение лидеров отбиралось по их талантам, а не по беззаветной преданности престарелым отцам-основателям. 

Конкурс зубрежки

Несмотря на невиданный результат, нынешняя избирательная кампания в Польше получилась на редкость блеклой, потому что две главные партии, между которыми, по сути, и надо было выбирать, выдвинули кандидатами в премьеры политиков второго, если вообще не третьего ряда. Проигравшая выборы, уходящая премьер Эва Копач оказалась во главе партии и правительства только потому, что Дональд Туск после семи лет правления решил уйти на повышение в Брюссель, в президенты Евросовета. Но оставлять созданную им партию неизвестно кому не хотелось, поэтому он выбрал себе в наследники лояльную Копач, не особенно учитывая ее таланты как публичного политика. 

Выигравшая выборы, будущая премьер Беата Шидло еще год назад была в Польше мало кому известна. Только в этом году Ярослав Качиньский сначала назначил ее главой предвыборного штаба своего протеже, кандидата в президенты Анджея Дуды, а когда тот выиграл – двинул в премьеры. 

И та и другая дамы должны были символизировать обновление, смену поколений, свежие идеи и так далее. Потому что ветераны Туск и Качиньский осознавали, что они оба уже очень давно в польской политике, что люди от них устали и никуда их больше не выберут. Но жалко вот так взять и добровольно отдать созданные своими руками партии и рейтинги, к тому же крупнейшие в стране, каким-то внутрипартийным конкурентам. Они столько лет трудились, созидали – а эти пусть приходят на все готовое? Нет, невозможно. Надо отдать кому-нибудь своему, надежному, чтобы сохранить контроль. А отсутствие у сменщиц собственной политической базы эту надежность только усиливает.

В результате соревнование двух не очень уверенных в себе дам выглядело довольно печально. Банальные общие фразы, какая-то пионерская напряженность во время дебатов, обе были больше сосредоточены на том, чтобы не забыть то, что зазубрили, а не на спорах друг с другом. Но на Копач ко всем прочим недостаткам висело еще целых восемь лет правления «Гражданской платформы». Правления на редкость успешного, но убедительно рассказать об этих успехах своим избирателям у нее и партии так и не получилось. Все выглядело так, что у нас все замечательно: отличные отношения с Евросоюзом, в экономике подъем, реформы идут, – а тут какие-то выборы, какие-то избиратели. Еще агитировать вас? Откройте статистический ежегодник – там все написано.

Но поляков статистический ежегодник не убедил. За последние восемь лет они мало того, что естественным образом устали жить при одной и той же правящей партии, но еще и поняли, что они уже больше десяти лет в Евросоюзе, а жизнь у них все равно не стала как в Германии, которая вот она рядом. Есть, конечно, много улучшений, но с такими улучшениями мы эту Германию только через 50 лет догоним, а хочется раньше. Поэтому давайте попробуем пожить при национал-популистах, которые обещают пособие 500 злотых (115 евро) на каждого ребенка, снизить пенсионный возраст, налоговые вычеты, бесплатные лекарства для пожилых плюс нравственное очищение и уважение всего мира. 

Угроза без рейтинга

Последний элемент партийной программы победившей «Права и справедливости» вызывает особенное беспокойство, потому что, во-первых, неизбежно будет выплескиваться за пределы страны, а во-вторых, в отличие от детских пособий или налоговых вычетов открыт для экспериментов и без серьезного финансирования. На большую часть обещанного в социально-экономической политике денег, скорее всего, не будет. Придется компенсировать достижениями в области нравственности и внешней политики. К тому же эти два направления можно и совместить. У Ярослава Качиньского, который, независимо от формальных должностей, по всей видимости, станет главным человеком в новом правительстве, тут есть большой опыт. 

Только если раньше, в предыдущее правление, его внешнеполитические упражнения по повышению рейтинга были направлены в основном на Восток, на борьбу за свободу республик бывшего СССР от диктата имперской России, то в этот раз ему, похоже, придется сделать основной упор на западное, брюссельское направление. Это не потому, что имперская Россия куда-то исчезла, а народы бывшего СССР вдруг стали от нее надежно защищены, – ровно наоборот. Но зарабатывать рейтинг на этом стало гораздо сложнее. 

Рисковать, отважившись на поставки вооружений и тем более отправку войск на Украину, – это слишком рискованное решение даже для Качиньского. А жестко осудить путинский режим и заявить о солидарности с борьбой украинского народа за европейское будущее –  это все уже давно сделали, включая всех политических конкурентов. 

За последние пару лет на российском направлении совсем исчезло поле для маневра. Пойти на еще большее обострение – чревато слишком опасными последствиями. А жестко раскритиковать – это уже общее место. Мягко Россию в Польше давно никто не критикует. А значит, выделиться на фоне остальных и повысить популярность таким образом не получится.

Вечно особое мнение

Другое дело – Евросоюз. Тут спектр мнений в Польше самый широкий и обострять есть куда. Поведение кабинета Качиньского на этом направлении нетрудно прикинуть исходя из его прошлого премьерства и нынешних предвыборных выступлений. Это будет борьба против европейского космополитизма и бездуховности за польский суверенитет и национальные традиционные ценности. 

Перед выборами Качиньский уже не удержался и успел пожаловаться, что в Дании, по сути, легализуют педофилию, во Франции и Британии на улицах лютуют шариатские патрули, в Италии к церквям относятся как к туалетам. Все это недопустимо для Польши с ее историей, традициями, национальными особенностями. Может, они там, в этой Дании, живут и побогаче, но не все же деньгами меряется, духовность не продается. Германия хочет сплавить Польше тысячи беженцев-исламистов, Брюссель собирается диктовать, на что полякам тратить свой бюджет, польская внешняя политика сводится к поддакиванию немцам и совершенно не учитывает национальные интересы. Все давно пора было исправить – теперь вот есть кому. 

Дело вряд ли дойдет до глубокого, напряженного конфликта между Брюсселем и Варшавой. Веса Польши явно недостаточно для того, чтобы всерьез расколоть Евросоюз. Другое дело – усложнить жизнь лидерам ЕС всякими задержками, обструкциями, показухой и неуступчивостью. Во времена правления «Гражданской платформы» Польша была самым конструктивным государством Восточной Европы. Лидеры ЕС сначала договаривались с ней (как правило, на особых условиях), изолировали малые капризные страны, типа Чехии и Венгрии, и проталкивали решение квалифицированным большинством. Так это было, например, с вопросом о распределении беженцев, где без польских голосов «за», скорее всего, до сих пор бы не было решения.

Но теперь Польша сама станет капризным и не таким уж маленьким государством. И по всяким символическим для Качиньского и команды вопросам типа беженцев, угольной энергетики, новых газопроводов или наднационального бюджетного контроля переговоры теперь будут идти гораздо проблемнее и медленнее. 

Конечно, и Польша, и Евросоюз переживут эту перемену в отношениях без тяжелых последствий. Все-таки Качиньский неизбежно учтет свои прошлые ошибки и смягчится. К тому же в этот раз он не будет располагать той же полнотой власти, как в 2006-2007 годах – сложно сказать, в какой степени, но ему придется учитывать мнение своих более умеренных молодых коллег, премьера Шидло и президента Дуды, с помощью которых он смог вернуться к власти. 

Брюссель постарается найти себе в регионе новых, более сговорчивых союзников. Да и сами поляки, скорее всего, переживут очередное правление национал-популистов без тяжелых последствий – не в первый раз. Будет не страшно, всего лишь немного стыдно.

следующего автора:
  • Максим Саморуков