Еще один взрыв произошел рядом с постом полиции в Дагестане. Об этом сообщает ТАСС со ссылкой на пресс-службу МВД республики. По данным агентства, один сотрудник правоохранительных органов погиб, еще один ранен. Во вторник вечером несколько взрывных устройств сработали на пути полицейской автоколонны в Дагестане. Также погиб один человек, двое пострадали. По данным портала SITE Intelligence Group, ответственность за взрывы взяли на себя боевики запрещенной в России группировки «Исламское государство». Эксперт Московского центра Карнеги Алексей Малашенко ответил на вопросы ведущего «Коммерсантъ FM» Петра Косенко.

— Подобные истории в Дагестане и на Кавказе происходят достаточно регулярно, насколько на сегодняшний момент можно говорить о том, что эти теракты — это дело рук представителей ИГ или людей, которые присягнули, или это все-таки локальное бандподполье?

— Если говорить честно, пока что рано делать какие-то выводы. Потому что уже неоднократно бывали ситуации, когда кто-то брал на себя ответственность, потом выяснялось, что не они взорвали, не эта группировка, не та контора, и даже была какая-то конкуренция. Поэтому говорить, что за эти события сейчас точно отвечает «Исламское государство», я бы не стал. Тем более, совсем недавно был пример — это был взрыв, был обстрел в Дербенте, когда возникло два совершенно полярных мнения. Кто-то утверждал, что это «Исламское государство», а кто-то говорил, что это местные террористы. Поэтому выводы делать рано.

Неприятно другое — что это произошло, и было достаточно, я бы сказал, умело организовано. То есть те силы, те люди, которые способны таким образом действовать, это люди, накопившие достаточный опыт, я бы сказал, террористический профессионализм. И я больше всего боюсь, что это может послужить неким началом нового террористического витка, дай бог, чтобы этого не было. Потому что все, что мы наблюдали за последние 2-3 года — это был не виток, это была не тенденция, а какие-то эпизоды, пусть достаточно жестокие, яркие. Но поскольку это дело происходит уже второй день подряд, я думаю, что есть о чем позаботиться. К тому же, обратите внимание на то, что это серийные теракты, и направлены они против силовиков, а это уже тенденция, и мы прекрасно знаем, что в последнее время, когда происходили такого рода теракты, они действительно хорошо планировались и тоже были направлены на полицию, на МВД и так далее. Так что, конечно, какие-то выводы делать пока что рановато. Но, тем не менее, я считаю, что всем в Дагестане и в первую очередь правоохранительным структурам нужно быть начеку.

— Почему именно Дагестан? Есть мнение о том, что этот регион России в наибольшей степени уязвим для представителей радикальных движений. В частности то же пресловутое «Исламское государство», этому есть какое-то объяснение?

— Вы знаете, Дагестан — это наиболее исламизированная территория на Северном Кавказе. Там всегда было достаточно много исламистов, причем самого разного толка. Это и радикалы, и экстремисты. Конечно, они были и в Чечне. Но в Чечне, в общем, пока что ситуация по сравнению с тем, что было несколько лет тому назад, достаточно благополучна, потому что тот же Рамзан Кадыров, как к нему ни относиться, действует более чем жестоко, и, тем не менее, в этом отношении кое-чего добился. Есть Кабардино-Балкария, есть Ингушетия. Но по территории, по количеству населения эти республики пока что несопоставимы с Дагестаном. И, в конце концов, у дагестанских исламистов накоплен опыт. Не будем также забывать, что вся эта публика, которая настроена таким образом, довольно просто перемещается по границам Северного Кавказа. Сегодня они здесь, завтра они там, в отношении географии.

— Я прошу прощения, вы имеете в виду, почему они перемещаются? Потому что они являются гражданами России, это им не сложно сделать в рамках Северного Кавказа?

— Да. Понимаете, какая вещь, ведь о чем постоянно говорят исламисты, что нет в исламе наций, нет народов. Прежде всего мусульмане. И поэтому их единомышленники находятся повсюду, и в очень многих случаях те, которые действуют в той же Кабардино-Балкарии, могут найти приют и в Дагестане, и в Чечне, и еще где-то. Это такой интернационал.

— В связи с этим возникает вопрос, на фоне этих особенностей распространения радикальных идей, действительно идеи «Исламского государства» в России представляют угрозу, очевидно?

— Это некая данность, понимаете, идеи «Исламского государства» ведь были всегда. И, в общем, если об этом говорить объективно, в этом нет никакого кошмара. Другое дело, какие методы для этого используются. А методы, как мы знаем по Ближнему Востоку, по тому же Северному Кавказу, зачастую бывают более чем жестокими.

Оригинал интервью