Россия, Иран и «Хезболла» все больше уверены, что со временем США будут готовы признать режим сирийского президента Башара Асада партнером по борьбе с запрещенным в России ИГИЛ. Более того, они надеются, что США согласятся не требовать ухода отставки Асада в качестве обязательного условия политического урегулирования. Ну а вслед за США с этим смирятся и региональные спонсоры сирийской оппозиции.
 

Yezid Sayigh
Yezid Sayigh is a senior fellow at the Carnegie Middle East Center in Beirut, where he leads the program on Civil-Military Relations in Arab States (CMRAS). His work focuses on the comparative political and economic roles of Arab armed forces and nonstate actors, the impact of war on states and societies, and the politics of post-conflict reconstruction and security sector transformation in Arab transitions, and authoritarian resurgence.
More >
Но даже если все это случится, такая победа может оказаться пирровой. России, Ирану и «Хезболле» такое разрешение конфликта позволит уйти из Сирии и избавиться от расходов, связанных с ведением боевых действий. Но тогда Асад останется во главе опустошенного государства с разрушенной экономикой и недовольным населением. Этот слабый и нестабильный режим не выстоит без постоянной поддержки со стороны тех же России и Ирана. Чтобы избежать такого исхода, нужно иное политическое решение конфликта: реальная передача власти и ее осмысленное разделение между основными политическими силами Сирии.

В краткосрочной перспективе у России, Ирана и «Хезболлы» есть все основания для уверенности в победе. Благодаря их поддержке силы Асада практически окружили Алеппо, укрепили позиции на юге страны и существенно продвинулись в сторону осажденной Гуты – анклава неподалеку от Дамаска. Параллельно курдские Демократические силы Сирии и ИГИЛ, действуя по отдельности, в основном выдавили вооруженную оппозицию из баз на севере Алеппо.

Сирийская оппозиция загнана в угол и в политическом смысле. Хотя переговоры в Вене затягиваются, а режим Асада и российские силы продолжают наносить авиаудары по территориям, где находится гражданское население, США пригрозили прекратить поддержку оппозиции, если та выйдет из переговорного процесса. Вашингтон также предупредил оппозиционеров, что те лишатся защиты от российских авиаударов, если не будут соблюдать режим прекращения огня. Кроме того, из-за давления США региональные спонсоры сирийской оппозиции прекратили наращивать ее военную поддержку.

Некоторые оппозиционеры надеются, что осенью, когда внимание американских политиков будет занято президентскими выборами, подход Вашингтона изменится. Также Турция может начать ограниченную наземную операцию в ответ на ракетные обстрелы со стороны ИГИЛ на границе с Сирией. Но это не изменит расклад сил для оппозиции. Напротив, ее положение еще больше осложнится, если, как некоторые прогнозируют, «Джабхат ан-Нусра» провозгласит эмират на севере Сирии и к нему примкнут связанные с оппозицией исламистские группировки.

Понимая это, Асад все чаще повторяет свое обещание «окончательной победы». Однако до победы еще далеко, и даже если она состоится, управлять послевоенной Сирией будет крайне сложно. Несомненно, спецслужбы, лояльное режиму ополчение и армия будут по-прежнему играть центральную роль. Но при всей мощи силовых структур режим все равно будет нуждаться в поддержке со стороны общества или хотя бы в том, чтобы подавление недовольства не требовало слишком больших затрат.

Между тем вернуться к довоенной практике, когда режим Асада задабривал население, субсидируя цены на базовые товары и социальные услуги, уже не получится. Сирия столкнулась с масштабным разрушением жилой и прочей инфраструктуры, и без реальной вовлеченности местного населения и международного сообщества правительство не сможет ни развивать экономику, ни вернуть потерянные экспортные рынки, ни восстановить торговлю с Турцией, Западом и странами Залива, ни добиться помощи от них. Асад не сможет остановить катастрофический отток человеческого и финансового капитала, не говоря уже о том, чтобы вернуть его на родину. А значит, его правительство едва ли будет в состоянии покрыть даже текущие издержки, не говоря уже об инвестициях в новые проекты.

Еще одна проблема – Асаду придется реинтегрировать или добиваться подчинения от массы локальных вооруженных группировок. Режим поощрял их появление во время войны, пытаясь выжить, но теперь их активность будет мешать восстановлению экономики и политической стабилизации.

Даже при оптимальном сценарии мир в Сирии будет сложным и хрупким. А режим Асада в его нынешнем состоянии не сможет добиться минимально политического баланса, не говоря уже об общенациональном примирении. Без значительной демократизации и гарантий безопасности для гражданского населения и оппозиции санкции Запада и других стран против Сирии не будут сняты. Тогда политикам в России и Иране станет ясно, что добиться победы в войне гораздо легче и дешевле, чем поддерживать мир на условиях Асада, который потребует от них постоянных финансовых субсидий.

В последние недели на переговорах в Вене из-за стараний России дискуссия в основном вращается вокруг российского проекта сирийской Конституции, по которому большая часть ключевых полномочий остаются в руках Асада. Но не сделано ничего, чтобы власти Сирии ограничили применение насилия, открыли доступ для гуманитарной помощи в осажденные города и освободили политических заключенных. Более дальновидно и рационально для России, а также Ирана и «Хезболлы» было бы добиваться от Асада реального примирения с оппозицией и реальных политических перемен. Иначе им придется взять на себя финансовую поддержку сирийского режима, а политическая ситуация в стране останется сложной и нестабильной.

Арабский оригинал текста был опубликован в Al-Hayat, 2.06.2016