Чтобы произвести перестановки в правительстве или издалека показать Западу особенно внушительную ортопедическую обувь, вовсе не нужно начинать новый президентский срок. Начало нового срока скорее было логическим продолжением предыдущей каденции – даже дело Скрипаля началось еще до выборов, и нельзя сказать, чтобы дальнейшая «скрипализация» отношений западных стран и России была совсем уж чем-то неожиданным: рано и поздно коллективный Запад должен был предъявить свой подлинный «оскал».

Андрей Колесников — руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.
Андрей Колесников

Руководитель программы «Российская внутренняя политика
и политические институты»

Другие материалы эксперта…

Если уж что четко, почти символическим образом, и маркировало начало нового срока, так это техногенная и экологическая катастрофы впечатляющего масштаба с последовавшими за ними стихийными протестами, отвечать на которые властям непросто, потому что по происхождению эти протесты не политические. И тем не менее то, как на них начальство будет реагировать, стало очевидным почти сразу: никто не гнушается ни полицейским произволом (Волоколамск), ни обвинением Запада и пятой колонны в инспирировании недовольства (кемеровский кейс). Других инструментов у власти нет, да, собственно, и незачем их искать.

Казус Слуцкого, арест Магомедовых, скорый приговор историку Юрию Дмитриеву, предложение депутатов Госдумы блокировать сайты за отказ удалять порочащую честь и достоинство информацию – во всем этом нет ничего нового, что меняло бы наши представления о том типе политического режима, который окончательно оформился в 2012–2017 гг. Все та же волна сужения прав граждан, циничного расширения границ дозволенного, разрушения всех и всяческих табу.

Никто ничего уже не стесняется – ни в словах, ни в делах. И ни одна попытка обнаружить обнадеживающие признаки оттепели успеха не имела. Равно как бесплодными оказываются надежды на рационализацию политики и технократизацию политиков. Вон Свердловской областью руководит Евгений Куйвашев, самый настоящий машинист бетономешалки и зубной техник, а техничной политика стала лишь в том смысле, что он успешно отменяет выборы мэра города Екатеринбурга, считающегося колыбелью отца российской демократии Бориса Ельцина.

В чем особая технологичность такого шага? Есть желание убрать неугодного человека – Евгения Ройзмана. И чтобы решить эту проблему, ликвидируют целый демократический институт и полновесную демократическую процедуру. Нет института – нет проблемы! А на уличные протесты в городе-миллионнике не стоит обращать внимания – это все бузотеры и закулиса.

Но и в этом нет ничего нового. И что-то вроде ареста братьев Магомедовых непременно должно было произойти после чисток элит целых регионов, после восьмилетних сроков Алексею Улюкаеву и Никите Белых. Почему бы лишний раз не напомнить, что неприкасаемых у нас нет, а теснейшие связи с высшим политическим классом не способны защитить от уголовного преследования. Под потенциальным арестом ходит любой – и академик, и герой, и мореплаватель, и плотник, что уж говорить о крупном бизнесе, который по сути своей бизнес государственный. И строится на использовании бюджетных средств. А уж решение, заслуживает ли это использование высокой государственной награды или приговора совершенно независимого суда, зависит от миллиона причин. История нашей страны свидетельствует, что публичное чествование и заталкивание в черную марусю иной раз умещается в несколько часов.

Словом, это вовсе не новый шестилетний срок. Это политическая продленка – один большой 12-летний срок. И Путин в ней повторник – новый срок по тем же основаниям, по которым дали первый. Тренд один и тот же: система становится все более авторитарной, институты – все более имитационными, капитализм и экономика – все более государственными, свободы и права – все более эфемерными. И каток этот не остановить никакими рассуждениями о том, что вот-вот к уху автократа прильнут либералы-лоялисты, они просветят вождя, тот инициирует авторитарную модернизацию, проведет операцию «Эмманюэль» (Макрон) по резкому потеплению отношений с Западом, а молодые технократы и «даже одна женщина – зубной техник» превратят Россию в Южную Корею, минуя стадию обгона Португалии.

Если этого не получилось сделать за предыдущие 18 лет, не удастся и в ближайшие шесть. Все как в самой короткой еврейской телеграмме: «Начинай беспокоиться. Подробности письмом».

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости