На минувшей неделе утвержденный Госдумой глава правительства Дмитрий Медведев огласил фамилии вице-премьеров, с которыми он хотел бы расстаться и тех, кого предпочел бы увидеть в новом кабинете. Оба списка вызвали бурное обсуждение среди политологов и экспертов. Казалось бы, до нового списка министров, которые останутся и которые уйдут, интриг уже не будет. Тем не менее одна появилась: предложение Алексею Кудрину от «Единой России» возглавить Счетную Палату. Ссылаясь на источники, многие СМИ уже написали, что Кудрин это предложение принял. Между тем его пресс-секретарь новость не подтвердил, а встреча самого Кудрина с представителями ЕР, где он даст окончательный ответ, назначена на 14 мая. Логику назначений и возможностей правительства в новом составе обсуждаем с известным экономистом, финансистом, директором программы «Экономическая политика» Московского Центра Карнеги Андреем Мовчаном.

– Вы назвали предложенный Медведевым состав вице-премьеров чисто техническим, отметив, что правительство теперь так же, как Дума, стало не местом для дискуссий и выработки стратегий. То есть уже неважно, кто каким министром станет?

– Если назначают таких вице-премьеров, скорее всего, министры будут им соответствовать. Думаю, сложно предположить, что была такая странная задумка: назначить чисто технических вице-премьеров и вдруг после этого – ярких министров. Кроме того, именно премьер будет принимать активное участие в решении, кого назначить министром.

– Разве в русле этой логики предложение от ЕР Алексею Кудрину возглавить Счетную палату?

– Ну что такое Счетная палата? Вы же понимаете, это – аудит. Представьте себе, что мы, например, Билла Гейтса назначим аудитором в Майкрософт или Илона Маска – аудитором в его проект. Много от них будет пользы в этом смысле? Я не знаю, согласится Кудрин в итоге или нет. Но если согласится и будет заниматься аудитом расходов правительства, то, с одной стороны, мне кажется, это будет некоторое унижение для него. С другой стороны, это будет четко показывать: на что, по мнению руководства нашей страны, годен Кудрин – лишь на то, чтобы считать расходы. И если это так, тогда у нас, значит, совсем все плохо.

– То есть его программа по развитию экономики уже точно не будет принята?

– У Кудрина был большой набор предложений. По-хорошему, современная политика – это такой вариант развития событий. Если человек делает заявку на то, что он предлагает как руководитель экономикой страны, и его заявка принимается, он может ожидать, что его ставят если уж не премьером, то хотя бы вице-премьером. Однако поскольку Кудрин вообще не попал на уровень правительства, это говорит о том, что его заявка полностью отклонена и никому не интересна.

– Некоторое время назад, когда все гадали, какую из программ примет власть, Путин сказал, что экономическую программу будет реализовывать Медведев. Мы с вами тогда делали интервью на эту тему, где вы отметили: если Медведев будет что-то проводить в жизнь, он же и станет выбирать изо всех предложений, что именно ему покажется наиболее важным. И еще добавили: Кудринская программа едва ли будет выбрана в таком случае, так как премьер и экс-министр финансов – несовместимы…

– Так ничего же не изменилось. Как, собственно, Медведев и Кудрин были антагонистами, так и остались. Думаю, что (не без учета мнения премьера) вопрос с Кудриным решен, кажется, окончательно.

– Но проводники идей Кудрина во власти все же остались – Набиуллина, Силуанов…

– Я к Антону Силуанову как экономисту прекрасно отношусь. Но он никогда не проявлял желания спорить, возражать, доказывать свое мнение… Силуанов будет работать честно, выполнять то, что требуется.

– Но если он будет работать, значит, макроэномическая политика не изменится.

– Макроэкономическая политика и рост экономики – это две большие разницы. Макроэкономическая политика про то, как использовать что есть. А микроэкономическая политика – про то, как создавать (то есть это и есть экономическая политика внутри страны). То, что есть, мы используем грамотно, аккуратно. В этом большая заслуга в том числе главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной. Но это никак не связано с ростом экономики. У нас экономика может, наверное, даже упасть на 5% в год, а при этом будет хорошая макроэкономическая политика.

Я же говорю не о том, что новое правительство в принципе не будет работать. Я говорю о том, что оно, на мой взгляд, окончательно ликвидировало для себя возможность самостоятельно принимать решения, двигаться, действовать, создавать и т.д. Это будет правительство исполнителей. Людей, которые привыкли к тому, что их должность – это важно там, где нужно решить: что пропустить, а что запретить. Но отнюдь не создать новое. На мой взгляд, теперь правительство окончательно лишается тех, кому может прийти в голову говорить, как сделать. В нем остаются только люди, которые будут спрашивать «чего изволите?» и грамотно выполнять.

Поэтому новое правительство будет неспособно к выработке концепций, стратегий, созданию нового контента и проведению в жизнь собственной политики или интересов.

– А разве в этом смысле прежний вице-премьер Игорь Шувалов чем-то отличался от предложенного на его место главой правительства Антона Силуанова?

– Уход Шувалова мне представляется совершенно ожидаемым. Судя по всему, это решение как раз по обоюдной договоренности. Шувалову достаточно давно уже, как мне кажется, надоело этим заниматься. И его можно понять: раз правительство особой роли не играет…

Оригинал интервью был опубликован на портале Инвест-Форсайт