«Правительство не решает проблемы, оно их финансирует», – сказал когда-то Рональд Рейган, как будто заглядывая далеко в будущее и имея в виду кабинет министров эпохи зрелого Путина.

В России государство со вкусом расположилось в экономике: его много, причем много по-разному – оно метит территорию бюджетными расходами, использованием денег налогоплательщиков на всякие внебюджетные цели, экспансией государственных банков и компаний, вездесущим избыточным регулированием, окологосударственными олигархами, парагосударственными структурами, которые правильнее назвать парачастными или квазичастными.

В такой экономике государственные расходы имеют гиперболизированное значение, а в основе экономической политики лежит бюджетная, которая исходит из простого предположения: любая проблема может быть залита деньгами.

И, заливая проблемы деньгами, государство разучилось их решать.

Технократизация элит – это попытка превратить государство в четко работающую «веберовскую» бюрократию. Раз уже все равно государство везде, значит, улучшить положение в стране можно исключительно методом улучшения качества государственного управления. Но кто сказал, что технократы нового типа автоматически улучшают это качество без реформы самого государства. Такой взгляд на предмет предполагает сужение частного сектора, частной инициативы, снижение градуса защищенности частной собственности, интервенции в частное пространство частного человека. Может быть, в России государство никогда не станет «ночным сторожем» в духе классического laisser-faire, но пока речь идет всего лишь о том, чтобы оно не вторгалось во все сферы жизни. Смесь полицейского государства с госрасходным – токсичный коктейль.

Культ государственных расходов как единственного средства «финансирования проблем» с попутной покупкой лояльности избирателей, среди которых все больше бюджетозависимых людей, а также силовиков и бюрократов, уже составляющих основу среднего класса, для которых государство – желанный, а иногда единственный работодатель, порождает и культ государственных доходов. Где взять 25 трлн руб. на реализацию целей национального развития, которые вовсе не про развитие, а про «финансирование проблем», в основном социальных, и снижение демографических рисков?

Государство в поисках денег предлагает решения – например, повышение НДФЛ, – которые потом им же оцениваются как неэффективные, а главное, заведомо непопулярные. Усилить налоговый пресс, чтобы расширить ареал распространения ненаблюдаемой экономики, – явно не оптимальный вариант.

Другая технология – достижение большей эффективности государственных расходов, раз уж все равно все в государстве, для государства и ничего помимо государства. На этом, в частности, строится идея бюджетного маневра от непроизводительных расходов на силовые секторы и бюрократию к производительным – на секторы человеческого капитала. Однако недостаточно просто осуществить такой маневр, к тому же достаточно скромный по масштабам. Нужно отследить механику расходования средств, и это уже сфера деятельности проверяющих структур и органа государственного контроля – Счетной палаты.

В каком-то смысле Алексей Кудрин будет решать локальную, но важную задачу: следить за тем, чтобы не разворовали бюджетный маневр. Ведь выделить деньги – это даже не половина дела, а лишь начало процедуры. Финансовые средства должны дойти до цели, а потом их следует разумно использовать, что тоже получается далеко не всегда.

Однако и такая логика исходит из презумпции эффективности государственных расходов, желательности преобладания государственного над частным. Иногда, чтобы запустить частные механизмы, нужны государственные деньги. Но все-таки от государства прежде всего требуются свобода и дружелюбная к частной инициативе регулятивная среда. Ну и – по Адаму Смиту – умеренные налоги. Российская экономика и политическая система остаются государствоцентричными, а «бюджетобесие» (в плохом смысле) сохраняет статус idee fixe. Правительство как касса и заслон от наиболее одиозных идей вроде запрета на импортные лекарства – это механизм поддержания экономической системы на плаву, развитие здесь не преду­смотрено. Даже если потратить все 25 трлн руб., предусмотренные майским указом.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости