На очередной протестной акции в минувшее воскресенье в Москве (без Навального) было много разных групп левого толка, причем с требованиями общеполитического характера, но и с небольшими вкраплениями повестки, которая считается левой. В равной степени широко распространилось мнение, что оппозиции нужно совершить левый поворот и тогда она станет по-настоящему заметной, влиятельной и трудящиеся потянутся к ней.

 

Андрей Колесников — руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.
Андрей Колесников

Руководитель программы «Российская внутренняя политика
и политические институты»

Другие материалы эксперта…

Есть вопросы. Что такое левые в отсутствие многочисленного рабочего класса – при нынешней-то структуре экономики, которая в России со скрипом, матом, ударами хлыстом по ленивой птице-тройке, но все-таки меняется? Начиная с 1960-х гг., с работ, ну, допустим, Герберта Маркузе, известно, что рабочий класс активно и охотно обуржуазивается, покупая то же самое, что и мировая буржуазия, и ведя точно такой же образ жизни, что и она. Этот вывод стал актуален для России спустя более чем 30 лет, но никто его не отменял. Еще в 1982 г. ученик Сартра Андре Горц написал книгу «Прощание с рабочим классом. Эссе о постиндустриальном социализме», где предсказал тренды нулевых годов, отметив, что социалисты нынче должны выражать не интересы рабочих, а интересы нового класса (потом Ричард Флорида назовет его «креативным») и думать надо «не о завоевании власти в качестве рабочего, но о завоевании власти, чтобы не функционировать в качестве рабочего». Марксизм как одна из главных идеологий XX в., на которой формально держались штаны рабочего класса, умер, самое позднее, с началом бархатных революций и даже не столько с фукуямовским концом истории, сколько с концертом The Rolling Stones в Праге в 1990 г. и закрытием британского журнала Marxism Today в 1991-м. Теперь марксизм – это удел экзотически мыслящих расслабленных профессоров европейских университетов, которые «между лафитом и клико» любят порассуждать о социализме, а потом садятся в свою среднеевропейскую машинку, чтобы, «сверкая лаковыми крыльями», отправиться в загородный дом в предгорьях Альп.

Левая повестка? Она полностью закрыта таким деятелем международного рабочего уралвагонзаводовского движения, как Путин В. В. Если почитать, даже по диагонали, майский указ № 204 – это торжество социализма, а социалистам-утопистам, Сен-Симону, Фурье и Оуэну, остается только завистливо кусать локти, стоя у проходной Спасской башни (пока их не отведут в ближайшее отделение полиции или не отгонит ФСО). Все делает государство. Все деньги – государственные. Все – направляется на социальные цели. Все – во имя человека. И все – более или менее утопическое.

Можно, конечно, разделять ряд лозунгов того же «Левого фронта», например «Снизить цены на бензин», но тут и без «фронтов» взрослые дядьки друг с другом разбираются. К тому же, даже если цены заморозятся, они все равно потом поднимутся. Никогда такого не было, чтобы такое не произошло опять. «Нет росту налогов» – так и Путин так же рассуждает. «Повышение пенсионного возраста – это геноцид». Ну, во-первых, это не правда. Во-вторых, деваться от этого некуда: перед людьми во всем мире неудобно – куда ж «ягодке опять» на пенсию? В-третьих, самый аккуратный и консервативный подход в этом деле снова проявил все тот же президент РФ, главный по социализму.

Что остается? За Маркса? Да кто ж его читал за последнюю четверть века. За Сталина? А вот этот уже ближе к маркетинговой технологии. Но популярность Сталина растет прямо пропорционально закручиванию гаек при нынешнем режиме, чья фьюжн-идеология «русского всего» гораздо эффективнее коммунистических стонов по поводу того, что «порядок был». А сейчас, когда полиция на каждом углу, по судам сидят юноши и девушки, объявленные лицами, преследовавшими цель свержения конституционного строя, значит, беспорядок? Тут ведь левее ФСБ только стенка...

Победа в Великой Отечественной? Так в ней же, известно каждому школьнику, Путин победил. Волоколамск – не левый протест. Прагматический. Кемерово – не левый. Против сноса пятиэтажек – не левый. Защита дворов и парков? Коммунисты в помощь, согласны защитники своего частного пространства. Но если не могут помочь в разговоре с властями – пусть идут лесопарком. Нам свой вопрос решить надо, а не власть в Кремле менять.

На Западе у левых тоже проблемы. Коммунисты нерелевантны. Социал-демократия в кризисе, поскольку ее электорат частично подался в популисты, причем, как правило, в правые. А самый главный защитник рабочего класса теперь не Маркс и не Ленин, а Дональд Трамп. И доказывает он это делом и твитами.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости