Бизнес в России, США и ЕС с нетерпением ждал встречи Владимира Путина и Дональда Трампа в Хельсинки 16 июля. Не то чтобы кто-то всерьез рассчитывал на прорыв — последние пять лет жесткой конфронтации приучили к пессимизму. Но оставались надежды, что встреча зафиксирует конфликт, а вокруг санкций сложится хоть какая-то предсказуемость. Сходные ожидания были накануне первой очной встречи президентов в Гамбурге в 2017 году. Тогда дело закончилось принятием печально известного CAATSA, который перевел антироссийские санкции из формата указов президента в статус закона. Вот и теперь стало только хуже.

Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
Александр Габуев

Руководитель программы
«Россия в Азиатско-Тихоокеанcком регионе»

Другие материалы эксперта…

Выступление Дональда Трампа на совместной пресс-конференции настолько разозлило его противников, что сразу после саммита в Конгресс США внесли несколько законопроектов о новых санкциях против РФ. Степень их жесткости разная, но во всех присутствуют крайне неприятные вещи. Критериев введения новых санкций пока нет, чаще всего обсуждается риск повторного вмешательства РФ в американские выборы — 6 ноября американцы выберут новую Палату представителей, губернаторов 36 из 50 штатов и треть Сената.

Что именно будет пониматься под «вмешательством», неясно. Но вот, например, заявление Facebook 1 августа о том, что компания обнаружила свежие попытки повлиять на настроения избирателей с помощью своей платформы, вполне может стать поводом. Тут не очень важно, что злоумышленники, якобы связанные с петербургским Агентством интернет-исследований, потратили скромные $11 тыс. и что агитировали анонимы не за республиканцев, а за демократов. В условиях, когда тема российского вмешательства превратилась в США в удобный инструмент борьбы с президентом, а подозрения охватили весь политический истеблишмент, обойтись без санкций уже трудно.

Непредсказуемость ситуации начала всерьез беспокоить американский бизнес, в чем я убедился за время последних поездок в США. Хотя в 2017 году США экспортировали в Россию товаров всего на $7 млрд, в стране успешно зарабатывают деньги многие подразделения американских компаний. По словам бизнесменов, их крайне беспокоит активность российских законодателей, ведь определения в недавно принятом Госдумой законе о контрсанкциях ничуть не четче, чем в законопроектах Конгресса США. Под контрсанкции при желании может попасть кто угодно и за что угодно — точно так же, как стать объектом американских санкций. Особенно взволновало бизнес США упорядочивание санкционной работы в правительстве РФ под эгидой Минфина и первого вице-премьера Антона Силуанова. По словам бизнесменов, вся надежда на то, что после ноябрьских выборов накал страстей спадет. Во что-то похожее их российские коллеги верили с момента избрания Дональда Трампа президентом, но пока безосновательно.

Оригинал статьи был опубликован в газете КоммерсантЪ