Завершившиеся на днях военные учения «Восток-2018» четко показали приоритеты российского военного строительства и планирования в Азиатско-Тихоокеанском регионе (АТР), который является главным мотором мировой экономики и который Москва последние 10 лет с переменным успехом пытается превратить в источник экономического роста для всей страны. Главным партнером для РФ в сфере безопасности в АТР является КНР, а символом нового уровня военного сотрудничества стало приглашение на «Восток-2018» 3200 военнослужащих Народно-освободительной армии Китая. Факт участия в подобных общенациональных стратегических учениях армии страны, еще недавно бывшей одним из потенциальных противников в рамках отрабатывавшихся на «Востоке» сценариев, фиксирует новый уровень стратегического доверия в отношениях Москвы и Пекина. Вряд ли российское руководство так наивно, чтобы исключать сценарии обострения отношений с Китаем в будущем, но нынешний прогресс в отношениях с самым могущественным соседом – несомненный успех, который надо закреплять и развивать.

Однако, хотя отношения с Китаем будут иметь для России приоритетное значение в АТР, не следует забывать и о других азиатских державах. Углубление партнерства с Пекином – не только осознанный прагматичный выбор Москвы, но и во многом следствие конфронтации с Западом, которая в ближайшие годы будет только усиливаться. Учитывая обострение противоречий между Китаем и США с их союзниками, Россия рискует оказаться в ситуации, когда ей придется все больше поддерживать Пекин в его конфронтации с Вашингтоном в ущерб собственным двусторонним отношениям с азиатскими союзниками США, прежде всего с Японией и Южной Кореей. Если РФ хочет проводить диверсифицированную политику в АТР, не попадая в чрезмерную зависимость от Китая, ей следует подумать о том, как развивать свои собственные отношения с Токио и Сеулом. Эти отношения должны затрагивать не только экономические вопросы, которым сейчас уделяется приоритетное внимание, но и сферу безопасности. Выстраивать такой диалог необходимо – иначе резкое военно-политическое сближение РФ и КНР может послать неверный сигнал Токио и Сеулу.

Александр Габуев
Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
More >

Приоритетное внимание следует уделить продолжению диалога с Японией по вопросам безопасности. Именно для Токио усиленное взаимодействие Москвы и Пекина в военных вопросах является стратегическим вызовом: в Японии часто задаются вопросом, насколько российские и китайские вооруженные силы координируют свои действия у японских берегов и вблизи воздушного пространства страны. Несмотря на то что правительство Синдзо Абэ сейчас прилагает усилия для улучшения отношений с Китаем и связи между Токио и Пекином стабилизируются, откат может произойти резко и быстро, как показывает предыдущий опыт.

В то же время в отношениях с Россией, в которые японский премьер инвестирует много времени и усилий (достаточно сказать, что с президентом РФ Владимиром Путиным японский премьер встречался уже 22 раза), наметилось плато – несмотря на частые встречи и многочисленные бюрократические механизмы, драматичного роста инвестиций и торговли не произошло, а к решению территориального спора или подписанию мирного договора стороны так и не приблизились. В этом смысле и внезапное предложение Путина на пленарном заседании Восточного экономического форума подписать мирный договор без предварительных условий, которое японская сторона поспешила отвергнуть, и демонстративное совпадение российско-китайских учений с визитом Абэ в Россию, и, наконец, переход статуса главного гостя ВЭФ от японского премьера к пожаловавшему впервые китайскому председателю могут послать Токио сигнал, что для России выстраивание отношений с Японией уже не столь приоритетно, раз уж японская сторона не идет на заметные уступки.

Важно учесть и намечающуюся эволюцию в японском стратегическом мышлении. Синдзо Абэ приложил много усилий для того, чтобы силы самообороны расширили свои возможности. Япония все больше инвестирует в свои вооруженные силы. Альянс с США по-прежнему остается фундаментом системы безопасности страны, но Токио в этом союзе проявляет все большую независимость. И хотя стране еще далеко до уровня военной самостоятельности крупных стран НАТО вроде Великобритании и Франции (обе державы обладают своим ядерным оружием), в будущем усилится тенденция к тому, что Япония все больше будет готова решать военные задачи по обеспечению своих интересов своими силами, а также выполнять операции в удаленных от Японии районах – примером может быть отправка сил самообороны в Южный Судан. Для России вряд ли желательно, если японское военно-политическое руководство станет все больше воспринимать нашу страну как противника и младшего союзника Китая, который в ближайшие годы будет важным вызовом для японского видения стабильности в западной части Тихого океана.

Для того чтобы избежать опасных недоразумений и неверного прочтения сигналов, военно-политическим руководителям России и Японии следовало бы не только не сворачивать, но и активизировать контакты. В этом смысле прошедшая в июле встреча министров обороны и глав МИДов в формате «два плюс два» – шаг в верном направлении. Судя по итоговым заявлениям главы Минобороны РФ Сергея Шойгу, диалог с японскими партнерами получается открытый, хотя и идет непросто: Токио по понятным причинам очень волнует российская военная активность в районе Курильских островов, а также беспокоит активизация военного сотрудничества между Москвой и Пекином. Россию же, в свою очередь, крайне беспокоит размещение элементов американской системы глобальной противоракетной обороны на японской территории. Несмотря на эти сложные вопросы, продолжать регулярный диалог между военными, дипломатами и представителями спецслужб необходимо.   Есть масса сфер, где сотрудничество возможно. Среди нетрадиционных вызовов наиболее актуальной для двух стран является тематика кибербезопасности – во взаимодействии по подобным темам и будет вырабатываться доверие, критически необходимое в условиях нарастающего соперничества между крупными державами.

Япония и Россия также с 2012 года сотрудничают в сфере борьбы с незаконным оборотом наркотиков – например, по программе организации стажировок для наркополицейских Афганистана и Центральной Азии, а также проекта, в ходе которого ведется подготовка служебных собак для служб наркоконтроля. Одно из мероприятий в рамках этого проекта пройдет в ближайшее время – в октябре в Ростове-на-Дону.

Помимо официальных контактов, Токио и Москве следовало бы создать и регулярные диалоги в формате второго и полуторного трека, где они могли бы обмениваться мнениями более откровенно. Наконец, особое внимание следует уделить созданию каналов для общения будущих лидеров военно-политического руководства двух стран: уже создавших задел для успешной карьеры молодых дипломатов, военных и экспертов. Общение и личные контакты между этими людьми – один из залогов стабильности и предсказуемости российско-японских отношений в будущем.

Оригинал статьи был опубликован в Независимой газете