Проведя в Пекине всю прошлую неделю, могу свидетельствовать: китайцы готовятся к затяжному торговому конфликту с США очень основательно, думают о возможных линиях поведения других стран. Пока что расклад для китайцев не очень утешительный. Евросоюз и Япония пытаются договориться с Вашингтоном и согласовывают двусторонние сделки с США. Европейские и японские военные все активнее включаются в американские операции в Южно-Китайском море. Мексика и Канада в рамках корректировки NAFTA согласны дать США право вето на заключение соглашений о зонах свободной торговли между Китаем и этими странами. Возникает вопрос о России.

То немногое, чем Россия может помочь китайской экономике,— это поставлять больше природного газа и нефти, чтобы заменить выпадающие поставки из США, и постараться продавать больше сои. Впрочем, углеводороды и зерновые — компетенции неуникальные, желающие откусить у американцев кусок китайского рынка в этих сегментах уже с весны выстраиваются в очередь.

Александр Габуев
Александр Габуев — руководитель программы «Россия в Азиатско-Тихоокеанском регионе» Московского Центра Карнеги.
More >

Но если смотреть за пределы экономики, как делали это все мои китайские собеседники, то здесь у России для Китая гораздо более важная роль надежного тыла. Именно поэтому сейчас в Пекине, несмотря на занятость Америкой, все чаще спрашивают: как поднять уровень отношений с Россией на совсем уже невиданную высоту?

Моя поездка пришлась на то время, когда вышла статья «Новое китайское предубеждение» (см. “Ъ” от 24 октября) — о нежелании китайских банков обслуживать россиян из-за американских санкций. И многие мои китайские собеседники спрашивали, сильно ли беспокоит Россию этот вопрос. Услышав положительный ответ, консультанты правительства КНР и чиновники хором твердят, что вопрос решить можно, если приложить политическую волю. И с ходу рассказывают о возможных вариантах решения проблемы. Например, Комиссия по надзору в банковской сфере может выпустить письмо, разъясняющее банкам алгоритм работы с российскими клиентами и призывающее их уж если и соблюдать санкции США и ЕС, то не доставлять проблем обычным гражданам и компаниям. Второй вариант — превращение одного из региональных китайских госбанков, не имеющего бизнеса в Америке, в уполномоченный финансовый институт для взаимодействия с Россией — подобные механизмы есть с КНДР и Ираном. Наконец, еще одна возможность — продажа Россией одного из банков хотя бы из топ-50 китайским инвесторам. Все три подхода можно сочетать.

Так что если Россия действительно хочет подтолкнуть Китай к решению проблем в банковской сфере, сейчас как раз для этого возник хороший момент. Например, премьер Дмитрий Медведев мог бы поднять этот вопрос во время визита в КНР уже на следующей неделе.

Оригинал статьи был опубликован в газете КоммерсантЪ