Отношения России и США находятся близко к самой нижней точке со времен Карибского кризиса. И без того глубокие противоречия между двумя странами особенно обострились после аннексии Крыма и войн на востоке Украины и в Сирии. А после вмешательства Кремля в президентские выборы 2016 г. в США российская тема в Америке приобрела как внешнеполитическое, так и внутриполитическое измерение. Несмотря на этот крайне токсичный контекст, президент Дональд Трамп по-прежнему настойчиво пытается не испортить контакты с Кремлем, а президент Владимир Путин, судя по всему, не теряет надежду улучшить отношения с Белым домом.

За то время, что Трамп находится у власти в США, многие решили, что президент будет ограничен в возможности о чем-то договориться с Россией. Над администрацией дамокловым мечом висит расследование спецпрокурора Роберта Мюллера, благодаря обвинительным заключениям которого американское общество, может быть, узнает еще больше деталей о российском вмешательстве в выборы, приведшие Трампа в Белый дом. Кроме того, российская тема – один из немногих вопросов, по которому большинство республиканцев и демократов в конгрессе могут договориться. Свидетельство этого – принятый в августе 2017 г. Акт о противодействии врагам Америки с помощью санкций, превративший санкции против России из президентских указов в федеральные законы, которые теперь будет крайне сложно отменить. Есть и реальная угроза, что демократы в палате представителей проводят новые исследования деликатных аспектов бэкграунда Трампа и его действий во власти.

Andrew S. Weiss
Weiss is the James Family Chair and vice president for studies at the Carnegie Endowment, where he oversees research in Washington and Moscow on Russia and Eurasia.
More >

Политика США в отношении России по внешним признакам во многом продолжила и расширила линию прежней администрации: регулярно вводятся новые санкции, военное присутствие НАТО у границ России усиливается, США и другие страны Запада поддерживают словом и деньгами Украину. Более того, всякая встреча Трампа с представителями России, особенно с Путиным, изучается американскими СМИ и политиками под микроскопом, и любые признаки нестандартного поведения немедленно разоблачаются и приводят к самой жесткой критике со всех сторон. Июльский саммит в Хельсинки тому пример. Ни одна из договоренностей президентов пока не выполнена, зато сама встреча и особенно пресс-конференция лидеров сделали отношения двух стран еще более токсичными. В какой-то момент стало казаться, как шутят в политических кругах, что лучший способ остановить спад – прекратить личные встречи и пресс-конференции Трампа и Путина.

Однако эта точка зрения не учитывает меняющейся внутриполитической ситуации в США. Тот факт, что демократы были успешны на промежуточных выборах 6 ноября, автоматически не уменьшает шансы Трампа выиграть президентские выборы в 2020 г.

Судя по всему, Москва сейчас пытается играть с Трампом вдолгую в надежде нормализации отношений с Вашингтоном. По крайней мере, Путин довольно открыто говорил о его возможном переизбрании на второй срок на заседании клуба «Валдай». Вероятно, в Кремле рассчитывают, что после 2020 г. руки у Трампа будут развязаны, расследование Мюллера не будет фатальным для Трампа, политически говоря, конгресс не будет его обвинять в серьезных преступлениях и проступках и он сможет позволить себе куда более решительные шаги для сближения с Россией, о чем он говорит с самого начала президентской кампании. Пока что нет никаких доказательств того, что Трамп изменил этот подход: несмотря на критику своей российской политики со стороны демократов, республиканцев и видных представителей истеблишмента, президент упорно гнет свою линию.

Изменения внутриполитического расклада в США уже отражаются на отношениях с Россией, хотя они пока и малозаметны. Например, в комитете сената по внешней политике скоро сменится председатель: вместо уходящего в отставку республиканца Боба Коркера, известного своим негативным отношением к путинской России и критическими высказываниями о Трампе, новым главой ключевого комитета может стать Джим Риш, человек Трампа, который в июле посетил Россию в составе сенатской делегации. Если лидеры республиканцев продвинут Риша на пост главы комитета, вопрос об ужесточении санкций против России будет зависеть от появления очень веского повода, похожего на февральский инцидент в Сирии, когда российские наемники атаковали американские позиции, или же новой информации о проведении Кремлем серьезных кибератак и продолжении вмешательства в американские политические процессы.

Если нынешняя политическая динамика в США сохранится и, допустим, Трамп будет переизбран, Москва и Вашингтон окажутся в новой ситуации, где у двух лидеров появится большее пространство для маневра. Возможный сценарий – это то, что Трамп сделал в отношении Северной Кореи на саммите в Сингапуре, где Ким Чен Ын превратился из «маленького человека с ракетами» в партнера, которому Трамп публично признается в любви. В этом случае будет не очень важно, что думают на эту тему экспертное сообщество или бывшие чиновники: на посту президента Трамп уже доказал, что он может действовать без оглядки на эти важные некогда механизмы в американской системе сдержек и противовесов. (Маловероятно, что у Трампа будет шанс отменить программу санкций в целом, но реальность такова, что внешняя политика его администрации отрицательно влияет на историческое единство США и ЕС.)

Возможно, именно расчетом на переизбрание Трампа стоит объяснить сдержанность Кремля в адрес Трампа лично. Логика Кремля понятна: в Белом доме никогда не будет более пропутинского человека. И более того, в настоящий момент Трамп – это самый эффективный способ дестабилизации либерального мирового порядка и деградации имиджа Америки как постоянного и предсказуемого союзника в глазах мира.

Будет ли стратегия Кремля успешна? Фундаментальные противоречия между США и Россией слишком глубоки, чтобы их было под силу решить за пару лет, даже если бы Америку возглавлял дисциплинированный президент-визионер во главе хорошо управляемой бюрократической машины. Без реального переосмысления одной из сторон (или обеими) своей внешнеполитической стратегии и коренных интересов и без честного, пусть и непубличного, обсуждения событий 2016 г. никакого прорыва не будет, так что любой позитивный сдвиг может оказаться лишь очередным движением тех эмоциональных качелей, которыми являются российско-американские отношения.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости