Дом, в котором я живу в Москве, так удачно расположен, что из окон всегда видны все возможные в этом городе салюты. Когда-то мои дети нетерпеливо ждали салюта на 9 мая. А сейчас, во времена, когда Москва наконец похорошела, салютом никого не удивишь и домочадцы даже бровью не ведут, когда за окнами вдруг что-то начинает рутинным образом громыхать и светиться. Это вообще очень скверный признак, когда начальство отмечает каждый свой чих фейерверками, – лишь бы обыватели не забывали веселиться и радоваться иллюминации. Но салют на 75-летие взятия Белграда (был дан 20 октября на Поклонной горе) – это, пожалуй, совсем перебор: советской власти такого и в голову не могло бы прийти.

А все потому, что руководство страны всерьез озаботилось идеологией и ищет ее прежде всего в истории – точнее, в борьбе с ее «переписыванием». Найти бы хоть одного человека, который сидит и зловредно, с лицом героя карикатур Кукрыниксов или Бориса Ефимова ее переписывает. Нет же ни одного имени и графы «национальность». Это как с покушением на наш суверенитет: представители истеблишмента все время грозят кому-то кулаком и страшными карами в пустоту, а кто эти те, кто покушается? Явки, адреса, пароли? Все какие-то абстрактные обозначения врага, гораздо более невнятные, чем в «Протоколах сионских мудрецов».

Понятно, что белградская история имеет два слоя, как в коктейле (при этом период сложных отношений с товарищем Тито в рамках «подлинной» истории просто не упоминается): сербы – часть славянского братства, а значит, скрепообразующий народ; мы Белград освободили, Запад бомбил Белград, не забудем, не простим. Получается, что во Вторую мировую мы воевали не с нацистской Германией, а с Западом как таковым.

Роль одного из главных идеологов отведена главному разведчику Сергею Нарышкину с примыкающими к нему время от времени министром обороны, министром культуры (она, в смысле культура, тоже держит оборону), главным по госбезопасности (кто же еще скажет правду о том, что сталинские репрессии были в целом справедливыми) и даже «министром» по делам не признанных миром государств и территорий (автор теории «глубинного народа» и доктрины «путинизма» Сурков В. Ю.).

Поскольку марксизма-ленинизма нет, приходится лепить государственную идеологию с миру по нитке из мифологизированной и упрощенной истории, где есть враги, но они либо повержены, либо их настигнет в дальнейшем страшное возмездие и они не попадут в рай с черноокими гуриями. 

Широкое празднование 80-летия заключения пакта Молотова – Риббентропа и договора о дружбе с гитлеровской Германией было сопровождено – вместо салюта – статьями господ Мединского и Нарышкина, а также инвективами в адрес «уродливого детища версальского договора» (В. М. Молотов), т. е. Польши, со стороны господ Иванова и Володина. Надо, как теперь говорят, запасаться попкорном, ибо с высокой степенью вероятности нас ждет цирк со сталинскими конями в связи с 80-летием начала Зимней войны с Финляндией. Как говорится, «принимай нас, Суоми-красавица, в ожерелье прозрачных озер». 

Но тут совершенно внезапно – ничто не предвещало – Нарышкин выступил одновременно с салютом в Москве со статьей в сербском издании «Вечерние новости», где снова произнесены слова о «Западе», который стремится «переписать результаты Второй мировой войны с целью очернения Советского Союза». Распад СССР и Югославии, написал глава СВР, это «геополитические трагедии» (тоже Запад виноват?). Жаль, продолжил он, что Россия была в дни бомбардировок Югославии «слишком слаба» (намек на лихость 1990-х и безвольного Ельцина), чтобы ответить Западу. А сейчас, получается, легко бы вступили в реальную контактную войну с НАТО?

Миссия России, как выяснилось из сербского издания, – «удержание Европы от отрыва от христианской традиции и попыток сотворить дивный новый мир». В чем Европа так уж удалилась от христианской традиции, можно понять из выступлений патриарха Кирилла: давеча он обвинил либерализм в антихристианстве, ибо он ставит в центр всего человека. В общем, Тарковский Арсений Александрович со своим «Я человек, я посредине мира» может посмертно идти к своим заокеанским хозяевам и гей-европейцам.

Андрей Колесников
Андрей Колесников — руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.
More >

«Россия – вновь один из ведущих центров силы». Да это практически буквальная цитата из рассказа Владимира Набокова «Образчик разговора, 1945», где бывший белый офицер-эмигрант рассуждает о восстановленном величии сталинской России: «Она опять страна солдат, оплот религии и настоящих славян». Консервативно-националистический дискурс банален и ходит по кругу, причем десятилетиями, если не столетиями.

Ну и, наконец, Запад завидует «нашим прочным ценностям, мощному военному потенциалу, твердой политической воле и готовности к решительным действиям на международной арене». Хотелось бы все-таки увидеть полный список ценностей, убедиться в том, что «потенциал» существует, несмотря на трагедию в Неноксе и не взлетевшую на днях ракету, а «воля», например, проявляется в установлении мира в Донбассе. Не говоря уже о «решительных действиях», которые проявляются не только в спойлерстве, кибератаках, деле Скрипалей и покорении ближневосточных и африканских просторов. 

Ну и какая же идеология без «можем повторить»: «Мы опять готовы постоять за себя и защитить своих союзников и друзей». Особенно когда на них никто не нападает, а союзники и друзья предпочитают пугливо жаться к тому самому Западу и даже искать там якоря вроде НАТО, ЕС и ОЭСР. 

В общем радетелям христианских ценностей остается только наклеить на свои черные лаковые лимузины стикер «На Берлин!» – и новая русская государственная идеология готова.

А «глубинный народ» постоит в пробке, пока они будут с воем сирен и мерцанием мигалок проноситься мимо по разделительной полосе. Что делать – они торопятся защищать нашу историю от переписывания!

Оригинал статьи был опубликован в газете "Ведомости" 22.10.19.