Страна уже давно превращается в один большой Шиес, где граждане защищают свои разнообразные права от произвола властей и собственников, с властями договорившихся. Защитники Киноцентра – тоже Шиес. Жители московского района Кунцево, больше года борющиеся против сноса двух вполне жизнеспособных кварталов группой ПИК в союзе с московской мэрией, действуют в логике Шиеса. Характерное свойство таких противостояний – неуступчивость и продолжительность. Они становятся этаким гражданским долгостроем. При том что в большинстве случаев защитники обречены на поражение.

Еще одно характерное свойство происходящих противостояний – ждать защиты не от кого. Даже тогда, когда, как в случае Шиеса, дается поручение президента учесть мнение жителей Архангельской области, стройка продолжается при деятельном участии Росгвардии, ключевого инструмента борьбы государства с гражданским обществом. Скоро, видимо, каждый шаг государства будет осуществляться под охраной Росгвардии и полиции, при деятельном участии ФСБ и Следственного комитета.

Андрей Колесников
Андрей Колесников — руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.
More >

Выглядит это до такой степени карикатурно, что под запрет попадают детские спектакли по мотивам «Чиполлино»: вполне очевидно, что отдельные высказывания персонажей Джанни Родари звучат в современных трактовках российского государства как экстремизм и призыв к массовым беспорядкам. А тем, кто отвечает за предоставление площадки для таких спектаклей, страшно. Им даже не надо «выполнять приказ», просто у них – семьи, коллективы, зарплаты. Ипотека, наконец, – мощный двигатель русского конформизма.

Защитники кунцевских кварталов написали письмо папе Римскому. Обращение к российским властям бессмысленно. К православным иерархам – тоже: они часть системы, такая же, как Росгвардия, только вместо дубинки в руках хоругвь. И вообще, как замечал патриарх, права человека – ересь. Есть дела поважнее – окормлять высокопоставленных «подсвечников», строго следуя формуле графа Уварова. Всякие там прямые линии – такие же закупоренные каналы, как суды и прочие инстанции. Остается последний авторитет, последняя инстанция, такая же, как Европейский суд, но только скорее моральная.

Когда Остап Бендер выбивал показания из Егора Скумбриевича, он пытался пристыдить его: «А кто брал? Папа Римский брал?» Папа Римский – традиционное русское понятие, обозначающее недостижимую инстанцию, которая могла бы, да никогда не разрешит неизбывные русские проблемы. И когда в городе Уфе представители строительной компании, так и не включившие отопление в недостроенном жилом комплексе, куда вселилось 60 семей, предложили жалобщикам «писать хоть папе Римскому», жильцы ровно так и поступили.

Можно сказать, что это злостное проникновение католичества на каноническую территорию РПЦ, прозелитизм чистой воды. А можно и констатировать: в России нет инстанции, которая способна разрешить проблемы граждан, защитить их законные интересы. Все российские структуры готовы отвечать просителям словами из тех же Ильфа и Петрова: «Получишь у Пушкина!» Раньше, как ни странно, роль последней инстанции выполнял родной ЦК КПСС, куда жалобы шли ровным мощным потоком, ставились на контроль, а редакции газет отвечали на каждое письмо, и иной раз оно, это письмо, «звало в дорогу», и одна из ста проблем могла быть решена. Сейчас нет и таких механизмов, а потому приходится писать в самую близкую к Господу инстанцию, что опровергает тезис о поголовной православизации населения России.

В общем, в отсутствие «Спортлото» («если вы не отзоветесь, мы напишем в «Спортлото») гражданам Российской Федерации предстоит писать твердым округлым почерком папе Римскому. Апостольской нунциатуре надо готовиться к потоку писем трудящихся. Тех, кто не прорвался на прямую линию к президенту. Или тех, кто не успел пасть на колени перед премьер-министром. Как говорила отцу Федору жена инженера Брунса из того же «Золотого теленка»: «В моем доме не становитесь ни на какие колени». В той же логике мог ответить несчастной пенсионерке и глава российского правительства. А вот перед понтификом совершать такие па куда как естественнее. И в его устах призыв держаться выглядел бы не издевательством, а добрым пастырским советом.

Спасти кварталы Кунцева и последнее прибежище киноманов может только папа Римский. Чиполлино ему в помощь!

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости