Конституцию правят для возвращения в строй утраченного «путинского большинства». А это явление, которое либо вовсе исчезло в 2018 г., либо пережило серьезную эрозию. Данные январского опроса ВЦИОМа показывают, что социальные поправки к Конституции провоцируют массовую поддержку – 91% за индексацию пенсий и пособий, 90% – за МРОТ не ниже прожиточного минимума. Но здесь логическая ошибка: одобрение патерналистско-популистских формулировок вовсе не означает поддержки Путина или власти и уж тем более не свидетельствует о возвращении монолитного большинства.

Андрей Колесников
Андрей Колесников — руководитель программы «Российская внутренняя политика и политические институты» Московского Центра Карнеги.
More >

Оставим в стороне то обстоятельство, что такого рода нормы в конституциях не закрепляются – им здесь не место. Как и тот факт, что эти законодательные новеллы – признание того, что Россия бедная страна, а социальное расточительство власти, возможно даже сознательно, в массовом порядке производит иждивенцев. Как всегда, заходят не с той стороны: не создают для граждан среду и правила, позволяющие богатеть, а «борются» с бедностью подачками, тем самым консервируя ее. Главная проблема в том, что большинство граждан считает: государство им недодает и практика социального кормления «сверху» – естественная обязанность тех, кто представляет власть.

Это искаженная до неузнаваемости «демократия налогоплательщика» и кривая логика социального контракта: я голосовал за вас, теперь вы мне должны. Я не обязан даже работать всерьез, потому что достижением является уже то, что я терплю вас всех там, наверху. Вы и только вы обязаны меня кормить и поить.

Отвечая в ходе совместного исследования Московского центра Карнеги и «Левада-центра» о готовности граждан к переменам, на открытый вопрос, что нужно изменить в стране в первую очередь, 24% респондентов назвали опцию «Повысить зарплаты, пенсии, уровень жизни». И именно на этот запрос ответил своими конституционными поправками Путин. На втором месте в ответах респондентов стояла эмоциональная опция «Сменить правительство, президента, власть». Президент удовлетворил требования трудящихся частично – сменил правительство.

Одобрение социальных поправок – признак бедности, нарочито невежественного представления о том, что такое Конституция, искаженного социального мышления и крайней степени неудовлетворенности государством. Остальные поправки вообще ничего не говорят большей части населения, которое, согласно другому опросу, уже «Левада-центра», не слишком внимательно следило за темой коррекции Конституции: 58% что-то слышали об инициативах президента, а значит, не вникали, 20% в первый раз услышали. Итого 78% равнодушных. Начальство что-то предлагает, смысл предлагаемого невнятен и неинтересен – одобряем автоматически. Интересно, что вциомовская цифра – 79% респондентов «считают важным внесение предложенных изменений в Конституцию» – практически совпадает с 78% тех, кто не очень вслушивался и вдумывался в смысл происходящего. Назовем этот феномен, присущий авторитарному государству при безальтернативности первой фигуры во власти, конформистским энтузиазмом в форме индифферентности.

У 48% респондентов «Левада-центра» априорно нет иллюзий: главное – Путин прокладывает себе поправками путь к власти и после 2024 г. Тем более что прецеденты растягивания удовольствия уже были: продление президентских полномочий до шести лет и рокировочка. Сделать с этим ничего нельзя, а значит, придется голосовать «за» или игнорировать голосование. Загадочный всероссийский референдум по поправкам в Конституцию, статуса которого юридически не существует, станет хорошей проверкой на прочность механически-ритуального конформизма россиян. Важен даже не сам результат – большинство из тех, кто все-таки придет, проголосует «за». Важны масштабы явки.

И ведь придут люди на участки, всем своим видом напоминая о тех временах, когда, согласно замечательной миниатюре Михаила Мишина, с которой выступал Геннадий Хазанов в 1987 г., реакция на вопрос «Кто за?» была похожа на выполнение команды «Руки вверх!»

Поправки не затрагивают первую и вторую главы Конституции. Значит, права и свободы человека и гражданина остаются в «бумажной» целости и сохранности и на бумаге же по-прежнему имеют прямое действие. И именно эту главу власть продолжит нарушать в декорациях поправочного энтузиазма.

Но, во всяком случае, Ольге Мисик, прославившейся в дни московских протестов чтением росгвардейцам Конституции, по-прежнему будет что публично читать. Ту самую вторую главу, которая не нужна путинскому «конституционному» большинству, зато нужна гражданскому обществу.

Оригинал статьи был опубликован в газете Ведомости