Глобализация — уже не процесс, а состояние. Открытость все больше уравновешивается защищенностью. Границы имеют значение. Государство вернуло себе положение главного актера на мировой сцене. Его новейший инструмент — цифровые технологии, обеспечивающие невиданный прежде уровень контроля над обществами. Противоположение демократии и авторитаризма все больше уходит на второй план, заменяется различиями в качестве и эффективности управления. Права граждан балансируются их обязанностями, выполнение которых обеспечивается системой всеохватного контроля. Наиболее успешные страны — те, где выше уровень общественной солидарности и взаимной ответственности правящих элит и обществ. Международное сотрудничество не отменяется, но это прежде всего сотрудничество государств.

Дмитрий Тренин
Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».
More >

Соперничество великих держав не ослабевает, а, наоборот, обостряется. Это прежде всего борьба между США и Китаем. Борьба обещает быть долгой и упорной, но можно предположить, что в итоге Америка не победит Китай, но и КНР, в свою очередь, не займет место США.

Пандемия подвергла обе державы, их системы здравоохранения и политические режимы серьезной проверке. Обе страны совершили ошибки в начале, в основном из-за свойств своих бюрократий, но затем стали активно и решительно бороться с распространением вируса. Китай, попавший в беду раньше, уже сумел вернуть ситуацию под контроль; Америке, ставшей новым эпицентром кризиса, это только предстоит сделать.

Самый первый итог: несмотря на свои огромные возможности, США не выглядят примером для остального мира в организации здравоохранения и общественного порядка. Более того, под лозунгом «своя рубашка ближе к телу» Вашингтон отказался от лидерства в международной кампании помощи странам, наиболее затронутым вирусом. Китай, напротив, продемонстрировал способности к организации и самоорганизации внутри страны и примеряет на себя роль спасителя человечества.

Пандемия нанесла новый удар по единству Европейского союза, уже подорванному разногласиями по поводу иммиграции и финансов. ЕС не развалится, даже приобретет новых членов — уже в ходе кризиса начался процесс присоединения к союзу Албании и Северной Македонии, но он все больше будет выглядеть союзом государств, а не надгосударственной структурой. Роль Брюсселя будет снижаться, роль стран-членов, особенно крупных — напротив, возрастать. Продолжит увеличиваться дистанция между Европой и все больше замыкающейся на собственных проблемах Америкой.

Хорошо выдержали стресс-тест восточноазиатские правительства и общества — в Японии, Южной Корее, а также на Тайване. В условиях обостряющихся противоречий между США и Китаем национальный интерес и общественная солидарность могут стать основой для более самостоятельной политики этих игроков.

Пока трудно сказать, каковы будут последствия пандемии для Индии. Решительные меры, принятые премьер-министром Моди, если они будут успешны и помогут ограничить распространение вируса в стране, могут ускорить трансформацию индийской политической системы в направлении установления более сильной центральной власти, опирающейся на индуистское большинство, и более активной внешней политики Дели.

Для России, где легитимность власти традиционно опирается не на референдумы, выборы и конституции, а на оценку большинством населения конкретных действий первого лица и подчиненного ему чиновничества, COVID-19 может оказаться решающим фактором в решении вопроса о власти — ее персональном составе и содержании ее политики.

Оригинал статьи был опубликован в газете КоммерсантЪ