В конце прошлой недели жители Грузии, должно быть, испытали дежавю. Сотни людей вышли на улицу, чтобы поддержать самую популярную в стране телекомпанию «Рустави-2», которую суд постановил вернуть прежнему владельцу Кибару Халваши. Постановление было подписано поздно вечером, без возможности обжалования, и вызывает немало сомнений в его законности, как указывает заявление Transparency International. 

Очевидно, речь идет о попытке правительства Грузии перехватить контроль над телеканалом, симпатизирующим Единому национальному движению. Эта бывшая правящая партия, во главе которой по-прежнему стоит экс-президент Михаил Саакашвили, сейчас главная оппозиционная сила в стране.

Телевидение в Грузии, как в России при Горбачеве и Ельцине, стало важнейшей опорой демократии. Телеканалы становятся главным источником альтернативных точек зрения и критики действующей власти. Грузинская журналистика часто весьма полемична и не слишком высокого качества, но вопрос не в этом. Свободное телевидение позволило Грузии стать более зрелым и демократическим государством, чем ее соседи.

У «Рустави-2» бурная история. В 2001 году телеканал поддерживал оппозицию и критиковал президента Эдуарда Шеварднадзе. Когда власти попытались закрыть канал якобы за налоговые нарушения, толпы протестующих встали на защиту «Рустави-2», и Шеварднадзе пришлось отступить.

Именно тогда бывший министр юстиции Саакашвили стал популярным оппозиционным политиком; он прилетел с Украины и присоединился к митингующим. Два года спустя, осенью 2003-го, «Рустави-2» сообщил о фальсификациях на выборах в парламент Грузии. Эти сообщения стали одной из причин «революции роз», в результате которой Шеварднадзе потерял власть.

Став президентом, Саакашвили превратил «Рустави-2» в проправительственный телеканал, хотя и весьма профессиональный и качественный. Переход к более авторитарному стилю правления, а затем и политический упадок режима Саакашвили отчасти связаны с его попытками контролировать телевидение. В 2007 году грузинские власти силой захватили контроль над телеканалом «Имеди», критиковавшим Саакашвили. Перед парламентскими выборами 2012 года его правительство конфисковало тысячи спутниковых тарелок, с помощью которых тбилисский оппозиционный канал «Маэстро ТВ» намеревался расширить охват аудитории.

И похоже, что сейчас ситуация 2012 года повторяется. Те выборы стали личным столкновением Саакашвили и его оппонента, миллиардера Бидзины Иванишвили. Эта вражда, к несчастью для Грузии, продолжается до сих пор, хотя Саакашвили и стал теперь губернатором Одесской области.

Партия Иванишвили «Грузинская мечта» после прихода к власти добилась немалых позитивных изменений. Но партия не выполнила свое главное обещание – восстановить экономику и создать рабочие места – и стала терять популярность. 

Благодаря усилиям нового министра юстиции Теи Цулукиани ситуация с соблюдением законов в Грузии в целом улучшилась. Но юридическое преследование Саакашвили и его партии продолжается, и здесь явно речь идет о политическом давлении. Особенно ярко это было заметно на одном из процессов в сентябре, когда Конституционный суд постановил освободить из-под стражи бывшего мэра Тбилиси Гиги Угулаву, но на следующий день его приговорили к четырем годам заключения.

Саакашвили при этом продолжает выступать с угрозами в адрес нового правительства. В телефонном разговоре, записанном то ли российскими, то ли украинскими спецслужбами, он грозил с помощью «Рустави-2» создать революционную ситуацию в стране. Это поставило канал в настолько неудобное положение, что его руководство сейчас не стало призывать публику к массовым протестам против решения суда.

Кризис вокруг «Рустави-2» уже раскритиковали в Вашингтоне, но больше всего проблем он создает для грузинского президента Георгия Маргвелашвили и спикера парламента Давида Усупашвили. Оба они уже предостерегали Иванишвили от кампании против Единого национального движения, оба повторяют, что Грузия должна быть демократической страной. Но пока что на первый план в грузинской политике выходит сведение личных счетов. 

следующего автора:
  • Thomas de Waal