Перед выборами в Госдуму Кремль полностью переформатировал Центризбирком. Руководить комиссией будет новый человек – действующий глава Владимир Чуров не вошел в списки представителей президента, Госдумы и Совета Федерации, которые формируют ЦИК на паритетных началах. Девять из пятнадцати членов тоже новички. А самое главное, что от президента в члены комиссии выдвинули омбудсмена Эллу Памфилову. Мало кто сомневается, что именно она и возглавит ЦИК – зачем уходить со знакового поста на рядовую должность?

Назначение Памфиловой еще и эффектный политтехнологический ход. Отставка Чурова – одно из главных требований митингов на Болотной и Сахарова. Ждать пришлось четыре года, но исполнили же, да еще как – на место главы Центризбиркома пришел не какой-нибудь единоросс или чиновник администрации президента, а уважаемый всеми политик. Сигнал ясен – назначением в ЦИК Эллы Памфиловой Кремль лишний раз показывает и доказывает: выборы у нас конкурентные, открытые и легитимные. Уполномоченный по правам человека и бывший глава президентского СПЧ не позволит сфальсифицировать итоги голосования в Госдуму.

Устаревшие вбросы

Несколько лет ЦИК был театром одного актера. Центризбирком – это Чуров, Чуров – это Центризбирком. Поэтому для большинства недовольных ходом выборов в России его отставка выглядела решением всех проблем. Скорее всего, концентрация негатива на одном человеке задумывалась изначально – Владимир Чуров был единственным публичным представителем комиссии. Иногда эта публичность выглядела даже избыточной – председатель часто неловко шутил по поводу и без повода. Его фамилия стала нарицательной и неизбежно звучала, как только речь заходила о фальсификациях и нарушениях. В этой логике замена председателя означает разворот Центризбиркома: от вбросов, рисовок и фальсификаций – к строгости и прозрачности.

На роль символа перемен Элла Памфилова идеально подходит – сотрудничает с Кремлем, но уважаема оппозиционерами. Присматривать за выборами, не переступая через совесть, ей будет достаточно просто. Нужный властям результат выборов сейчас обеспечивается до дня голосования: с партиями работают, чтобы те не выдвигали совсем уж нежелательных кандидатов. Самовыдвиженцы могут собирать подписи, но при желании избиркомы их запросто бракуют. Разговоры о фальсификациях в региональных кампаниях почти не слышны: все скандалы проходят на этапе регистрации.

Идеальной моделью кремлевской открытости и прозрачности выглядят губернаторские выборы: муниципальный фильтр обеспечивает нужный набор кандидатов, и надобность в корректировке результатов пропадает. Наблюдателям и журналистам аккредитоваться на участках будет сложнее, это значит, что скандалов будет меньше. Самый очевидный вывод – Кремль закрутил все гайки, поменял правила, по которым можно проводить кристально честные выборы с фактически запрограммированным результатом и выставил фасад с Эллой Памфиловой.

Лишнее доказательство этому – уход из Центризбиркома заместителя Владимира Чурова, Леонида Ивлева. Бывший чиновник администрации президента занимался всеми вопросами, работал с региональными властями и считался своеобразным злым следователем на фоне неуклюжего шефа. «В этом году ведомство ожидает рост активности псевдонаблюдателей, которые живут на зарубежные гранты и выполняют соответствующие политические заказы», – заявлял он прошлым летом. Для знатоков избирательного процесса уход Ивлева даже более показателен, чем грядущая отставка Чурова.

Мини-парламент

На этих рассуждениях и примерах, в принципе, можно остановиться: администрация президента успокаивает нас перед выборами, расходимся. Однако с ЦИКом происходят более глубокие метаморфозы: это будет подобие маленького народного фронта. В составе комиссии оказались депутаты Госдумы от разных партий – Николай Левичев («Справедливая Россия»), Василий Лихачев (КПРФ), Валерий Гальченко («Единая Россия»), сенатор-единоросс Николай Булаев. В ЦИК попал даже экс-депутат Госдумы от «Родины», ныне считающийся политологом Александр Клюкин.

Все это фигуры публичные: они будут спорить, «выражать мнения». Дискуссии сейчас приветствуются (разумеется, в определенных рамках). Раскритикует Элла Памфилова какое-нибудь ужесточение избирательного законодательства, ее тут же поправят единороссы, коммунисты и примкнувший к ним Клюкин. Перегнут палку представители партии власти – их поправят оппозиционеры. Где-то пойдет на уступки один, где-то другой, в итоге со стороны будет казаться, что ЦИК превратился в демократический, публичный орган.

Главное, что по принципиальным вопросам – правилам выдвижения и регистрации кандидатов – разногласий ни у кого не будет. Модели запрограммированных споров уже отработаны в Народном фронте, который критикует чиновников, и в Госдуме, где депутаты расходятся в мелочах и солидарны в главном.

Для ЦИКа, по сути своей технического органа, который должен надзирать за соблюдением законов, такая публичность выглядит немного странной. Однако комиссия с новым лицом хорошо вписывается в картинку «народной демократии», которую рисует нам первый замглавы администрации президента Вячеслав Володин. Путин – президент, Крым – наш, а об остальном можно и поспорить, разумеется, с оглядкой на Кремль.

Дискуссии в ЦИКе должны охладить политические страсти, сгладить скандалы, которые неизбежно возникнут после отказов в регистрации и снятия кандидатов, выпустить пар. Расчет оправдается, если рейтинги власти останутся на прежнем уровне. Назначение Эллы Памфиловой явно демонстрирует, что иные варианты в Кремле не рассматриваются. В администрации президента уверены, что результаты выборов будут такие, что их не придется корректировать.

следующего автора:
  • Андрей Перцев