За последние пару лет о политике России на Балканах было написано едва ли не больше, чем за все предыдущие годы со времен распада Югославии. Черногория или Босния, поставленные в один ряд с Крымом и Донбассом, делали тему модной и популярной, гарантируя внимание экспертов и читателей. Но у большинства этих публикаций есть одна общая проблема – они написаны специалистами не по Балканам, а по России. Поэтому авторам было очень трудно устоять перед искушением просто экстраполировать на Балканы то, что они уже видели на постсоветском пространстве, игнорируя балканские особенности. 

Книга Димитара Бечева «Конкурирующая держава: российское влияние в Юго-Восточной Европе» (Dimitar Bechev. Rival Power: Russia's Influence in South East Europe) – редкое исключение в этом ряду, когда автор прекрасно разбирается не только в российской, но и в балканской политике и поэтому может охватить ситуацию в регионе во всем ее разнообразии, а не просто избирательно искать сходства с событиями на Украине. 

«Rival Power» – небольшая книга в две сотни страниц, но это не мешает ей быть подробной и исчерпывающей инвентаризацией российского присутствия в Юго-Восточной Европе за последние 30 лет. Учтено все: от исторического наследия и роли Москвы в югославском урегулировании до газопроводов, С-300 и даже греческого футбола. Причем каждый пункт в этом списке не просто перечислен, но и оценен по степени значимости. 

Плотно набитая фактами, книга Бечева опровергает кучу ложных стереотипов, разросшихся за последние годы и в западной, и в российской прессе. Выясняется, что и Россия, и балканские государства предельно рациональны, и никто из них пальцем не пошевелит ради чистой идеологии, будь то хоть славянское, хоть православное братство. Что противостояние западному влиянию далеко не единственный мотив российской активности в регионе и при необходимости Москва вполне способна сотрудничать с Западом. Несомненно, для многих будет открытием, что в свое время напряженные отношения у Кремля были как раз с Белградом, а западные инициативы Россия, наоборот, поддерживала, в том числе в Совбезе ООН.

Мало того, Москва по-прежнему считает Балканы зоной приоритетных интересов Запада и не собирается перетягивать кого-либо оттуда в собственную сферу влияния. Даже знаменитая энергетическая зависимость Балкан от России уже не та, что раньше, – способность Москвы давить на местные власти через нефть и газ постепенно снижается.

Некоторые нарушающие привычные табу выводы Бечева наверняка будут весьма болезненны для части западной аудитории. Например, что путинизация Балкан не самый удачный термин, потому что нарастающий в регионе авторитаризм – это не результат козней Кремля, а продукт вполне местного производства. Местные элиты вообще определяют содержание балканских связей с Россией в не меньшей степени, чем Москва.

Но особенно неприятно должно звучать то, что Балканы в книге Бечева – это не только республики бывшей Югославии и Албания, которые еще не успели приобщиться к стабильности ЕС и НАТО. В книге речь идет о всей Юго-Восточной Европе, от Словении до Кипра, и оказывается, что даже те государства, кто провел в евроатлантических структурах несколько десятилетий, все равно строят свои отношения с Россией на тех же оппортунистических принципах, что и их коллеги из Сербии или Македонии.

Тем не менее при всем скептицизме, с которым Бечев оценивает масштабы российской угрозы на Балканах, его книгу не назовешь ни примиренческой, ни успокоительной. Автор может убедительно доказывать, что нет оснований паниковать по поводу мощи российской пропаганды или перспектив провозглашения Бургасской народной республики в Болгарии. Но само восприятие России как источника исключительно угроз не ставится под сомнение.

Да, у России нет какого-то коварного и проработанного мегаплана подчинить себе Балканы. Но есть желание мстить Западу по мелочи за унижения на постсоветском пространстве. Такой спокойный и реалистичный анализ еще лучше высвечивает, что у России вообще нет никакой позитивной повестки в отношении Балкан. Она не способна предложить региону почти ничего, кроме коррупции и упоения от общей обиды на Запад.

К сожалению, за последние годы разговор о России в каком-то ином ключе, помимо угрожающего, стал невозможен. Сегодня даже взвешенные западные исследователи не ждут от России никакого конструктива, поэтому в списки потенциальных источников угроз включают буквально все, что хоть как-то связано с Россией, вплоть до совместных торгово-промышленных палат и обществ по уходу за памятниками советским воинам. И тут уже не важно, насколько опасными считает эти торгово-промышленные палаты сам автор, – не упомянуть про них в сегодняшней атмосфере стало невозможно. Такое неупоминание автоматически приведет к обвинениям в том, что автор или ничего про них не знает, или, что еще хуже, легкомысленно относится к российской угрозе и недооценивает масштабы российского присутствия в регионе.

Некоторая пустота в насыщенной книге Бечева образуется разве что вокруг вопроса о том, откуда на Балканах сильные антизападные настроения, на которых так охотно играет Россия? Почему местные политические элиты настолько не доверяют Западу, что рады любой возможности диверсифицировать свои внешние контакты с помощью Москвы? С другой стороны, это было бы слишком похоже на русский whataboutism, если бы автор, заявив темой российское влияние, вдруг бросался читать лекции про ошибки, допущенные Западом в регионе.

Наконец, книга Бечева борется еще с одним крайне популярным стереотипом, который касается уже не только Балкан и не только России, а вообще устройства международных отношений. Хрестоматийная картинка, где циничные великие державы делят сферы влияния, манипулируя малыми и беззащитными государствами, почти никогда не соответствует действительности. В реальности все обычно происходит наоборот: это малые государства цинично манипулируют абстрактными геополитическими устремлениями великих держав ради собственных узких и прагматичных интересов. Балканы – очередной пример в этом ряду.

следующего автора:
  • Максим Саморуков