За последние несколько месяцев авторитарные тенденции, доминирование олигархов и неэффективность госуправления стали причинами протестов во многих постсоветских странах. В Армении «бархатная революция» смела правящую Республиканскую партию и ее лидера Сержа Саргсяна, который собирался добавить себе новые сроки у власти, поменяв президентский пост на премьерский. В Грузии на фоне общей социально-экономической стагнации регулярно возникают массовые протесты из-за произвола правоохранительных органов. Вспышка антисистемного протеста была и на Украине, но правящей элите удалось выдворить главного зачинщика Михаила Саакашвили в Голландию. Теперь подошла очередь Молдавии, где новые проевропейские партии из оппозиции вышли на массовые протесты против старых проевропейских партий у власти.

Молдавия в тренде

Поводом для молдавских протестов стало то, что суды всех инстанций отказались утвердить результаты выборов мэра Кишинева. Их во втором туре выиграл один из лидеров проевропейской правой оппозиции Андрей Нэстасе. Но его победу отменили в суде, сославшись на то, что он агитировал в день выборов. Решение вызвало непонимание и у молдавских проевропейских избирателей, и в Европейском союзе. Для ЕС Молдавия давно превратилась из показательной «истории успеха» программы «Восточное партнерство» в большую головную боль. Хотя нынешнее молдавское правительство усиленно позиционирует себя как проевропейское, Брюссель уже не может позволить себе игнорировать прямое нарушение демократических норм в стране, с которой всего несколько лет назад подписал соглашение об ассоциации.

Лишенный поста мэра Нэстасе тоже представляет проевропейский лагерь, но в его оппозиционной части. В последние годы он стал одним из самых яростных критиков правящей Демократической партии и ее лидера олигарха Влада Плахотнюка. Как отмечают многие наблюдатели в Молдавии, Нэстасе до сих пор связан с Виктором и Виорелом Цопа – молдавскими бизнесменами, живущими сейчас в Германии, которые когда-то поссорились с Владом Плахотнюком. Сам же Нэстасе говорит о том, что просто поддерживает с бизнесменами хорошие личные отношения и работал на них ранее только как адвокат.

Нэстасе гармонично вписывается в образ уличного революционера, чем разительно отличается от своего более рафинированного партнера по проевропейской оппозиции Майи Санду. Он был одним из лидеров митингов 2015–2016 годов, когда в Молдавии протестовали против повышения цен на электроэнергию, скандала с «кражей миллиарда евро» из банковской системы страны и попыток Плахотнюка занять пост премьер-министра. Нэстасе также возглавлял протесты против изменения избирательной системы страны с пропорциональной на смешанную: введение одномандатных округов должно помочь правящей Демпартии удержать большинство в парламенте на выборах этой осенью.

После такой активности молдавские власти посчитали, что приход Нэстасе в мэрию Кишинева недопустим. Это дало бы ему удобную платформу для борьбы с нынешним правительством – например, Нэстасе мог бы обнародовать документы кишиневской мэрии, компрометирующие правившую городом Либеральную партию и ее бывшего политического партнера – Демпартию.

Также приход Нэстасе на высокий пост в исполнительную власть мог бы переломить политическую жизнь в Молдавии, где до недавнего времени проевропейская оппозиция выглядела слабой и разрозненной. Такой перелом мог серьезно повлиять на результаты парламентских выборов, которые должны пройти в конце этого года и явно будут рубежными для нынешнего политического режима.

Наконец, молдавскому правительству крайне важно контролировать мэрию столицы, где на парламентских выборах будут избираться целых 11 депутатов-одномандатников (всего в парламенте страны 101 депутат).

Перспективы протеста

Могут ли нынешние протесты привести к смене власти в Молдавии? Конечно, в преддверии парламентских выборов напряжение будет только нарастать, но пока списывать правящую Демпартию и ее лидера Влада Плахотнюка явно рано.

Чтобы антиправительственные протесты оказались успешными, вместе должно сойтись немало внутренних и внешних факторов. В первую очередь в обществе должна появиться критическая масса граждан, готовых преодолеть политическую апатию и сплотиться на основе неформальных социальных связей и общих ожиданий. А в Молдавии общество глубоко расколото по вопросам идентичности и геополитики (одни за интеграцию с Россией, другие – с ЕС; одни за объединение с Румынией, другие – за сохранение Молдавского государства и т. д.). Когда в 2015–2016 годах Андрей Нэстасе вышел протестовать вместе с пророссийскими политиками Игорем Додоном и Ренато Усатым, это тут же привело к падению его рейтинга среди проевропейских избирателей. А сегодня Додон даже в теории не может поддержать протест, потому что Нэстасе обвиняет молдавского президента в тайном сговоре с Владом Плахотнюком. Додон и Партия социалистов отвечают ему тем же и не собираются выстраивать единый оппозиционный фронт.

Свою роль в сохранении политической апатии играет и социально-экономическая ситуация. Масштабная бедность и высокая миграция вымывают из страны значительную часть трудоспособного населения. В итоге тех граждан, кто остается в стране и как-то встраивается в ее реалии, могут вывести на улицу только острые экономические проблемы, например резкий рост цен на электроэнергию. Нынешнее молдавское правительство это понимает и очень осторожно ведет себя в социальной сфере, на фоне кризиса 2014–2015 годов удалось добиться даже умеренного экономического роста.

Среди внешних факторов ключевую роль играет позиция США и стран ЕС, которые активно участвуют во внутриполитической жизни Молдавии и спонсируют ее «проевропейский вектор». С одной стороны, Запад хотел бы последовательной демократизации и европеизации Молдавии, поэтому фиктивные реформы и политические манипуляции нынешних молдавских властей давно вызывают у него отторжение и желание снизить финансовые вливания в молдавский бюджет.

Но с другой стороны, правящая Демпартия является для Запада надежным партнером в геополитической сфере, она обеспечивает в Молдавии политическую стабильность и не допускает к власти «пророссийские силы». Именно на этот сюжет в своих отношениях с Западом упирают молдавские власти, которые за последний год предприняли ряд эффектных пиар-акций – объявили персоной нон-грата Дмитрия Рогозина, приняли сомнительный с точки зрения европейских норм закон о борьбе с «российской пропагандой», инициировали в Генассамблее ООН резолюции о выводе российских войск из Приднестровья.

Решение отменить результаты выборов столичного мэра хоть и скандальное, но вовсе не факт, что оно может радикально поменять эти внешние расклады. Те же США пока высказываются очень умеренно, а правящая партия соседней Румынии, которая сама конфликтует с Брюсселем из-за соблюдения демократических норм, вряд ли откажется от тесного сотрудничества с молдавскими властями.

Без объединения оппозиции, внешней поддержки и экономических стимулов шансов на успех у молдавских протестов не много. А их провал может роковым образом сказаться и на результатах парламентских выборов в конце этого года. В условиях, когда граждане думают, что их голос все равно ничего не решает, явка на выборы протестного электората может серьезно упасть, что поможет нынешнему режиму сохранить власть.

следующего автора:
  • Андрей Девятков