Всем еще памятны прошлогодние предостережения о том, что международное соперничество между крупными державами может выйти на новый уровень. Более того, обстановка в стратегически важных для нас регионах становится все менее предсказуемой. Сегодня крупные державы открыто оспаривают правила, поддерживающие международный порядок, и хотят навязать свои представления о мире, поделенном на сферы влияния.

Геополитическое соперничество усиливает международную напряженность и предвещает новую опасную «эпоху распространения» с растущими рисками непреднамеренного военного столкновения. Изменение климата угрожает будущему всего человечества, а операции в киберпространстве и дезинформация становятся новым оружием XXI века. 

Для Европейского союза ответ на эти проблемы очевиден: лишь многостороннее сотрудничество позволит нам ослабить угрозы. Если мы сохраним единство, у нас будут и инструменты, и политический вес для формирования будущего мирового порядка. Вот почему вместо отказа от международного сотрудничества и глобального партнерства ЕС еще решительнее, чем прежде, намерен укреплять связи со своими партнерами, чтобы вместе противостоять мировым проблемам.

Это касается и Парижского соглашения об изменении климата, и Совместного всеобъемлющего плана действий по иранской ядерной программе, и Повестки дня в области устойчивого развития на период до 2030 года, и стратегии ЕС по взаимодействию Европы и Азии, и реформы ВТО.

Хотя конечные цели этих соглашений труднодостижимы, мы убеждены, что именно они сделают наш мир более безопасным и процветающим. Это особенно верно сейчас, когда все понимают, что ни одна страна сегодня не способна справиться со всеми угрозами в одиночку. Я убеждена в правильности такого подхода, и то, наши партнеры еще никогда не нуждались в сотрудничестве с ЕС так сильно, как сейчас, говорит само за себя.

При каждой возможности мы не только подчеркиваем необходимость совместных действий, но и переходим к конкретным шагам. ЕС старается расширить международное сотрудничество прежде всего с НАТО, ООН и региональными организациями, такими как Африканский союз (АС) и АСЕАН. Трехстороннее сотрудничество ЕС – АС – ООН по решению общих проблем (например, связанных с миграцией) показывает, что совместно принятые решения способствуют повышению безопасности, стабильности и процветания. 

Например, нам необходимо срочно принимать меры для борьбы с изменениями климата – об этом говорится в недавно выпущенном Специальном докладе о глобальном потеплении, подготовленном Межправительственной группой экспертов по изменению климата. Евросоюз сделал все возможное, чтобы работа Международной конференции по климату в Катовице завершилась успешно. Претворив в конкретные дела амбициозные обязательства, взятые на себя на период до 2030 года, ЕС покажет пример остальным. Об этом было заявлено в ходе встречи на высшем уровне по вопросам климата и безопасности, которую Европейский совет провел в июле прошлого года.

ЕС также не отказывается от своих обязательств в сфере безопасности. Европейский совет не только наращивает усилия для эффективного противостояния терроризму и экстремизму внутри своих границ, но и непосредственно действует в других регионах мира, где развернуты 16 его военных и гражданских миссий общей численностью около четырех тысяч человек. Помогая Мали, Нигеру и Центрально-Африканской республике укреплять свои вооруженные силы, содействуя реформе сил безопасности в Ираке, сражаясь с пиратами у побережья Сомали или препятствуя возобновлению боевых действий в Грузии, ЕС укрепляет международную безопасность как в соседних, так и в отдаленных государствах.

Кроме того, ЕС постоянно участвует более чем в сорока переговорных процессах по всему миру – от Колумбии до Йемена и Филиппин – и оказывает финансовую поддержку, оставаясь ведущим донором проектов по развитию и гуманитарной помощи.

Поскольку Европа все больше берет на себя ответственность за собственную безопасность, особенно актуальным становится вопрос европейской стратегической автономии, вызывающий жаркие споры. В основе этой идеи лежит простая логика: европейцы должны быть в состоянии отстаивать и реально защищать свои интересы и ценности. Мы хотим, чтобы у нас была возможность сотрудничать с третьими странами на наших условиях.

Поэтому мы ускорили развитие совместного военного потенциала в рамках Постоянного структурированного сотрудничества. Так, планируется увеличить вложения в Европейский оборонный фонд, оптимизировать структуры военного командования. Уже достигнуты договоренности, чтобы заключить Соглашение о координировании действий по урегулированию кризисных ситуаций. Эти инициативы усилят европейскую составляющую НАТО и повысят общую обороноспособность Европы.

Расширение ответственности также подразумевает большие для ЕС возможности в энергетике, космической сфере, инфраструктурных проектах и других критически важных секторах. Мы, европейцы, не можем допустить дестабилизации и вмешательства в наши дела путем гибридных угроз и кибератак, поэтому намерены укреплять кибербезопасность, повышать уровень защиты данных и препятствовать распространению фейковых сообщений с помощью недавно принятого Плана по противодействию дезинформации. 

Кроме того, нам нельзя терять то, чего мы уже добились в области нераспространения оружия массового поражения – например, Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и ядерное соглашение с Ираном, поскольку на кону стоит наша безопасность. Нельзя демонтировать всю имеющуюся на сегодня архитектуру контроля над вооружениями, чтобы начать все сначала. Мы, европейцы, работаем на всех уровнях, добиваясь универсализации и исполнения существующих соглашений, таких как Договор о нераспространении ядерного оружия и Гаагский кодекс поведения по предотвращению распространения баллистических ракет. Мы также настаиваем на вступлении в силу Договора о всеобъемлющем запрете ядерных испытаний, который мог бы сыграть важную роль в обеспечении полной, верифицируемой и необратимой денуклеаризации Северной Кореи.

Расширение стратегической автономии ЕС не ограничивается вопросами обороны. Безопасность сегодня подразумевает еще и экономические аспекты. Под этим понимается стратегическая роль евро и уверенность в том, что наша единая валюта будет и дальше полноценно функционировать на международном уровне. Повышение общемировой значимости евро – это вклад Европы в создание глобальной экономики – открытой, многосторонней и основанной на общих правилах.

Экстерриториальные санкции также проверяют способность ЕС выполнять свои политические обязательства. Поэтому мы разрабатываем механизмы для поддержки, защиты и обеспечения гарантиями экономических субъектов, ведущих законный бизнес за рубежом. 

Мы, европейцы, не можем позволить себе впустую тратить время или отставать от других, более передовых стран. Нам надо модернизировать наши подходы и активнее взаимодействовать с новыми партнерами на стыке технологий, внешней политики и безопасности. Чтобы международная этика и правила поспевали за человеческой изобретательностью, высокий представитель ЕС собрала Глобальную технологическую группу, куда вошли руководители крупных технологических компаний. А чтобы полноценно использовать новые возможности, мы должны учитывать их последствия с точки зрения безопасности, поэтому недавно Еврокомиссия опубликовала коммюнике по искусственному интеллекту. 

Подводя итог, отмечу: многостороннее сотрудничество, основанное на общих правилах, и расширение европейской стратегической автономии не противоречат друг другу. Если мы станем более устойчивы перед лицом новых рисков, Европейский союз сыграет свою роль в укреплении многостороннего миропорядка и сможет сыграть позитивную роль в нашем изменчивом мире.

Эта статья на английском языке первоначально была опубликована в февральском номере The Security Times

следующего автора:
  • Хельга Мария Шмид