Результат первого тура президентских выборов на Украине наглядно доказал – тема возвращения Донбасса любой ценой там больше неактуальна. Если взять первую шестерку кандидатов и разделить на условных «воинственных» и «невоинственных», то перевес вторых будет очевиден.

Мирный и даже готовый «стоять на коленях перед Путиным» Владимир Зеленский (30%), ушедшая с головой в социалку Юлия Тимошенко (13%), только что побывавший на приеме в Москве Юрий Бойко (11,5%) – в сумме они с большим запасом обходят своих «воинственных оппонентов»: Петра Порошенко (16%), только и говорившего о том, сколько мостов Украина сожгла с ненавистной «Московской империей», экс министра обороны Анатолия Гриценко (7%) и экс-главу СБУ Игоря Смешко (6%). Целых 55% против 29% – практически двукратный отрыв. 

Сторонники идеи Новороссии уже пишут колонки, что это их победа: «Майдан победил лишь в Галиции». «Оказалось, что, несмотря на тотальную русофобию, льющуюся в головы украинцев из каждого утюга, несмотря на атмосферу преследования за любое проявление лояльности к России, Бойко получил больше 10% голосов. А на востоке – все 40%. И это тот самый запрос на налаживание отношений с Москвой, от которого отмахнуться нельзя», – считает спецкор «Комсомольской правды» Александр Коц.

Перебравшийся в Киев российский журналист Айдер Муждабаев говорит о том же самом, но только с возмущением. Мол, сторонники «миролюбивого» лагеря просто предали героев Майдана, а «не пройдет и года, как ветераны АТО будут "убийцами украинцев", а террористы ОРДЛО (то есть непризнанных ДНР и ЛНР. – Авт.) – "такими же украинцами”».

Если посмотреть на ситуацию внимательнее, то выяснится, что не правы оба оппонента. Нет, сторонники Зеленского и даже Бойко – совсем не скрытые фанаты Путина. Они не готовы признать Крым российским, а Дениса Пушилина и Леонида Пасечника (главы ДНР и ЛНР) – легитимными губернаторами Донецкой и Луганской областей. В конце концов, за Зеленского голосовали не только в тылу, но и военные на фронте. Значит, в этом есть некий другой посыл, кроме «сдать Украину Путину». Скорее его можно сформулировать так: власть должна наконец отодвинуть геополитику на второй план и заняться благосостоянием населения.

Хлеба без зрелищ

Украинское общество все меньше верит в то, что если власть сменит приоритет с войны на внутренние проблемы, то российские танки тут же выдвинутся на Киев. Слишком долго сохраняется нынешний статус-кво, созданный Минскими соглашениями.

Хотя на вопрос «Какая проблема наиболее важна для страны?» 72% по-прежнему отвечают «конфликт на востоке»; на вопрос «Какие проблемы наиболее важны лично для вас?» в большинстве областей отвечают совсем другое. Даже политизированных киевлян больше конфликта (37%) волнуют цены на коммунальные услуги (39%), а уж в соседней Черниговской области тема войны (20%) решительно уступает низким зарплатам и пенсиям (66%).

Страх перед новой вспышкой боевых действий лидирует только в Донецкой области, и даже их соседей-луганчан чуть больше заботит кошелек. Наиболее остро реагируют на социальные проблемы (тарифы на коммуналку, низкие зарплаты и пенсии, высокие цены) в Одесской и Николаевской областях – именно юг дал наибольшую поддержку Зеленскому. А кто не поддержал его, те поддержали Тимошенко и Бойко. 

Разумеется, уравнивать идеи и избирателей Зеленского и Тимошенко, равно как Порошенко и Гриценко было бы недопустимым упрощением. Тимошенко уже отказалась поддержать Зеленского во втором туре. То же самое про Порошенко заявил и Гриценко. Но независимо от того, кто выиграет, ему все равно придется учитывать изменившиеся настроения украинского общества.

Конечно, демонстрация непримиримости к Москве все равно останется обязательным пунктом для любого главы Украины. Поэтому Зеленский сразу после триумфа пояснил, что встретится с Путиным не в любом случае, а только если тот сначала вернет Крым и Донбасс. Чего, разумеется, не будет.

Порошенко, если ему удастся со скрипом переизбраться, тоже не будет встречаться с Путиным и что-то решать. Этого после недавнего обмена любезностями про намерение «варить вместе кашу», скорее всего, не захочет и сам Путин.

Но обратная сторона этого консенсуса в том, что тема борьбы с Россией перестает быть эффективным инструментом для мобилизации поддержки. Поэтому следующему главе Украины в любом случае придется заботиться о «глубинном народе»: искать средства на ремонт школ и больниц, ездить на Запад не за «Джавелинами», а за инвестициями, создавать рабочие места, вести борьбу с коррупцией на низовом уровне – там, где это будет больше всего заметно простому избирателю. Такая тактика будет хороша еще и тем, что в отличие от проблемы Донбасса здесь хотя бы можно добиться реального прогресса.

Нелегитимные танки

По словам Аркадия Мошеса, нынешние президентские выборы уникальны для Украины по двум причинам. Во-первых, в отличие от всех предыдущих тема партнерства с Россией на них совсем не рассматривается. Во-вторых, любой победитель будет обладать крайне низкой популярностью. Хотя, как показывает украинская история, даже высокая популярность может растаять уже через год. Тот же Порошенко, который в мае 2014 года победил в первом туре с результатом 55%, в первый же год потерял половину народной поддержки. Что уж говорить о президенте, который начнет со стартовыми 30% (если это будет Зеленский), а то и с 16% (если снова Порошенко).

В такой ситуации компенсировать проблемы с рейтингом может только тактика «от простого к сложному», когда политик, признавая свою вину за прошлые промахи, выступает крепким хозяйственником в стиле Александра Лукашенко. И это не просто предположение – именно белорусский президент оказался самым популярным, когда украинцев спросили, с кого их будущий лидер должен брать пример. Сначала пусть власть наведет порядок в коровниках, а уж затем во внешней политике.

Украинское отношение к Донбассу все больше напоминает отношение к Армении к Карабаху. В одном случае территория потеряна, а в другом – приобретена, но в обоих есть глубокая уверенность, что сдвинуться куда-то с нынешней точки невозможно.

Власти Армении попросту сохраняют ситуацию такой, какая она есть, хотя на словах утверждают, что недовольны нынешним положением вещей. В мечтах армянского руководства – международное признание статуса ныне спорной территории, но бороться за это слишком активно они не хотят, так как усилия явно не будут пропорциональны результату. Возможно, поэтому Ереван выставляет в переговорах заранее невыполнимые условия вроде подключения непризнанной республики к переговорам.

Будущему победителю украинских выборов придется учиться у армянского «уличного премьера» Никола Пашиняна, как сохранить популярность в стране с бесперспективным территориальным конфликтом. На что он потратил свой первый год у власти? На громкую антикоррупционную кампанию, переговоры со старыми элитами и выстраивание отношений с партнерами – в случае Армении с Россией. А вот тратить время на врагов с востока он не хотел – все равно победа при нынешнем раскладе невозможна.

Рейтинг Никола Пашиняна, конечно, снижается – при стартовых 80% это практически неизбежно. Но падение совсем не так критично, как у Порошенко в первый год, так что армянский опыт вполне может служить примером, как сохранить популярность в пределах допустимых значений. Ответ прост: больше смотреть в тыл, а не на фронт, на котором все равно «без перемен». 

Правда, позиция украинских властей определяет в Донбассе далеко не все. Многое будет зависеть от того, как на попытку нового украинского президента заморозить донбасский конфликт отреагируют в Кремле. Если Москва решит попробовать доказать, что Украина – никчемное failed state, то обострения вполне возможны. И это не обязательно будут боевые действия – можно просто начать массовую выдачу российских паспортов в ДНР и ЛНР или организовать туда визит официальной делегации российских чиновников (пока там бывал только помощник президента РФ Владислав Сурков, но и его визит не афишировался). Такие шаги Москвы, конечно, возмутят националистические круги внутри Украины, и украинскому президенту придется реагировать.

Поэтому хочется верить, что Москва выберет другой, более конструктивный план. Что плохого для Кремля, если Киев сам, пусть и вынужденно, превратит Донбасс в новую Южную Осетию, о которой много говорят, но ничего не делают?

Но чтобы этого достичь, Москве тоже придется сбавить пыл: перестать говорить об «украинском фашизме», раскручивать тему «непризнания выборов», вместо этого демонстрировать желание сохранить то, что есть, – как на встрече Юрия Бойко и Виктора Медведчука с премьером Медведевым и главой «Газпрома» Алексеем Миллером. Тогда, возможно, за дело возьмется экономика, и растущий, несмотря ни на что, товарооборот между странами подтолкнет к конструктивному диалогу и политиков.

следующего автора:
  • Кирилл Кривошеев