Будет или нет война между США и Ираном – этот вопрос в последние пару месяцев интересует всех, кто следит за событиями на Ближнем Востоке. Политики с обеих сторон заверяют, что к войне не стремятся, но в остальном их риторика такова, что кажется – война начнется чуть ли не завтра.

И если бы только риторика. За месяц в Оманском заливе неизвестные атаковали шесть танкеров. Вашингтон обвинил в противоправных действиях Тегеран и отправил дополнительные войска на Ближний Восток. Если американцам удастся доказать мировому сообществу, что Иран действительно виноват, то варианта останется только два – тотальная блокада этой страны или военный сценарий. Но нужно ли такое развитие событий мировому сообществу?

Долгие проводы ядерной сделки

То, что наметившемуся в последние годы правления Барака Обамы потеплению в американо-иранских отношениях пришел конец, стало ясно практически сразу после избрания Дональда Трампа президентом США. Новая американская администрация обозначила Иран как главную угрозу мировой стабильности и безопасности.

На практике это вылилось в то, что 8 мая 2018 года США вышли из «ядерной сделки» с Ираном – Совместного всеобъемлющего плана действий. Принятый в 2015 году документ, работа над которым шла несколько лет, называли самым важным многосторонним соглашением в ядерной сфере за последние десятилетия. Тогда шестерка переговорщиков (Россия, США, Франция, Великобритания, Китай и Германия) договорилась отменить все санкции, связанные с иранской ядерной программой. В обмен Тегеран гарантировал исключительно мирный характер своей ядерной программы и обязался в течение 15 лет иметь в распоряжении не более 300 кг обогащенного до 3,67% урана, а также перепрофилировать обогатительный завод в Фордо в технологический центр и использовать реактор в Араке исключительно в мирных целях.

Дональд Трамп решил, что соглашение с Ираном было слишком мягким, и попытался пересмотреть его условия. Фактически речь шла не только о ядерной программе Ирана, но и о ракетной, а также об ограничении влияния Тегерана на Ближнем Востоке. Руководство Ирана отказалось пересматривать ядерную сделку, что обернулось для Тегерана возвращением американских санкций. Последний удар был нанесен в конце апреля, когда США решили не продлевать исключения по санкциям для стран, которые еще покупали иранскую нефть. Среди них Китай, Индия, Япония, Южная Корея, Италия, Греция, Тайвань и Турция. 

В ответ 8 мая, спустя ровно год после выхода США из соглашения, Иран заявил, что приостанавливает выполнение части своих обязательств по ядерной сделке, пригрозив пойти на более жесткие меры, если в течение 60 дней его требования не будут выполнены. Речь идет о снятии с Тегерана ограничений на продажу нефти и отмене банковских санкций. Если этого не произойдет, Иран грозит прекратить выполнять еще два обязательства: снять ограничения на обогащение и отказаться от помощи шестерки в реконструкции реактора на тяжелой воде в Араке.

Главным адресатом иранского послания стали европейцы, которые обещали сделать все возможное, чтобы Тегеран не пострадал от возвращения американских санкций. Разработанный ЕС механизм для торговли с Ираном (INSTEX) так и не начал функционировать, хотя о его создании было объявлено еще в феврале. Впрочем, даже если европейцы поторопятся, это не решит проблему. 

Ожидалось, что механизмом смогут пользоваться все государства, которые торгуют с Ираном. Также не должно было быть ограничений и по товарам, в первую очередь это касалось нефти. Однако пока речь идет только об обслуживании торговых потоков между Ираном и странами Евросоюза и товарах, которые не попадают под американские санкции.

«Скромный результат», – так охарактеризовал ситуацию глава МИД РФ Сергей Лавров, добавив, что американцы уже предупредили о наказании для тех, кто будет пользоваться этим механизмом. В этой связи Россия выразила полное понимание решения Ирана приостановить часть обязательств по ядерной сделке. Примечательно, что иранские власти заявили о приостановке ровно в тот день, когда глава МИД Ирана Мохаммад Джавад Зариф находился в Москве, где обсуждал с Сергеем Лавровым пути обхода американских санкций.

До истечения срока иранского ультиматума осталось меньше трех недель. Однако, не дожидаясь 7 июля, представитель Организации по атомной энергии Ирана Бехруз Камальванди заявил, что после 27 июня Тегеран оставляет за собой право хранить свыше 300 кг обогащенного урана и прекращает экспорт тяжелой воды. 

США назвали происходящее «ядерным шантажом». В Москве ответственность возлагают на Вашингтон. По мнению замглавы МИД РФ Сергея Рябкова, действия Тегерана вполне можно понять, они точечны и обратимы. Тем временем европейцы решили пока доверять не словам Ирана, а конкретным делам, то есть отчетам МАГАТЭ.

Вопрос, что делать, когда этот международный орган подтвердит отход Ирана от ядерной сделки? Израиль, который традиционно обеспокоен ядерной программой Тегерана, уже призвал ужесточить санкции против Ирана. Но на уровне Совета Безопасности ООН обвинить Иран в нарушении договоренностей с учетом действий США и бездействия Европы будет непросто.

Действенным способом надавить на Иран выглядит признание его «агрессивных намерений», о которых постоянно говорят США, Израиль и ряд арабских стран, в первую очередь Саудовская Аравия. Но и тут не все очевидно.

Морские бои

На фоне словесных баталий вокруг ядерной сделки в регионе начались реальные боевые действия. 12 мая в морской экономической зоне ОАЭ в Оманском заливе была совершена атака на четыре танкера, принадлежащие самим Эмиратам, а также Саудовской Аравии и Норвегии. Ровно месяц спустя в том же Оманском заливе, но уже ближе к иранскому побережью, под удар попали еще два танкера, принадлежащие норвежской и японской компаниям. На норвежском танкере было 11 россиян.

Все это заставило вспомнить о танкерной войне времен противостояния Ирана и Ирака в 1980-е годы. Тогда пострадали не только корабли двух этих стран, но и суда, принадлежащие третьим сторонам. После того как в мае 1987 года с иранских катеров был обстрелян советский сухогруз «Иван Коротеев», а спустя десять дней на мине подорвался советский танкер «Маршал Чуйков», военные корабли США, Великобритании и СССР начали сопровождать все суда, проходившие через Персидский залив.

В танкерной войне погибло больше ста моряков из разных стран. Сейчас пока обошлось без жертв. Но ситуация достаточно напряженная. В случае гибели граждан той или иной страны громкими заявлениями будет отделаться трудно.

Кто стоял за атаками, до сих пор неизвестно. В расследовании, проведенном тремя пострадавшими странами и переданном в ООН, говорится, что за преступлением стоит «государственный субъект», которому под силу было организовать столь сложную операцию, как установка водолазами подводных мин на все четыре танкера одновременно. Июньская операция еще сложнее – танкеры находились в движении.

США, а вслед за ними и ряд других стран возложили вину за атаки на Иран. В качестве первых доказательств американские военные опубликовали видео, на котором морской патруль Корпуса стражей исламской революции снимает неразорвавшуюся мину с обшивки японского танкера. Затем последовали фотографии. Даже обычно сдержанная канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что Берлин серьезно относится к данным американской разведки. 

Однако иранцы вину отрицают и требуют международного расследования, считая, что опубликованная США информация ничего не доказывает и из него делают козла отпущения. Звучат слова, что Ирану глупо подставлять себя под американские удары.

В качестве аргумента приводится и то, что если бы Иран захотел, то последствия могли бы быть гораздо более серьезными, чем просто подбитые танкеры. «Когда мы захотим реализовать стратегию по остановке экспорта нефти из региона, ситуация в Персидском заливе будет сильно отличаться от нынешней», – заявил секретарь Высшего совета национальной безопасности Ирана Али Шамхани. А руководство Корпуса стражей заверило в своей способности «отправить на дно» американские авианосцы.

Кроме того, Корпус опубликовал видео и фото двухлетней давности, на которых Иран наносит удары баллистическими ракетами средней дальности по базам террористов «Исламского государства» (запрещено в РФ) в районе Дейр-эз-Зора на востоке Сирии. Тогда это стало ответом на атаку террористов в иранском парламенте, а сейчас выглядит как предупреждение США: американские базы в Сирии под иранским прицелом. 

Угрозы реальные и потенциальные

О военной угрозе со стороны Ирана в США активно стали говорить еще в конце апреля. Представители Центрального командования ВС США (CENTCOM) сообщили, что Иран, возможно, готовит атаки на американские силы на Ближнем Востоке. А 15 мая Госдепартамент США распорядился отозвать весь американский неэкстренный персонал из посольства в Багдаде и консульства в Эрбиле (Иракский Курдистан).

За несколько дней до этого Госдеп рекомендовал американцам не посещать Ирак в связи с «повышенной напряженностью» в стране. Посольства США в Ливане, Ираке и ОАЭ также предупредили американских граждан об усилении напряженности в регионе. А помощник президента США по национальной безопасности Джон Болтон объявил об отправке в район Персидского залива ударной группы ВМС во главе с авианосцем «Авраам Линкольн». Наконец, на этой неделе Пентагон сообщил о переброске на Ближний Восток около тысячи военнослужащих «для выполнения оборонительных задач, связанных с угрозами с воздуха, с моря и с суши».

Буквально на следующий день после заявлений Пентагона на юге Ирака в Басре неизвестные обстреляли ракетами здание американской нефтяной компании ExxonMobil, есть пострадавшие. Примечательно, что только две недели назад руководство компании решило, что предупреждения Госдепа об опасности атак уже неактуальны, и объявило о планах вернуть персонал, эвакуированный с месторождения Западная Курна – 1 в районе Басры.

За атакой в Басре может стоять кто угодно, учитывая напряженную социальную ситуацию на юге Ирака, однако проще всего обвинить во всем Тегеран вне зависимости от его реальной вины. Как предупреждал госсекретарь Майк Помпео, любое нападение Тегерана или его доверенных лиц, в результате которого погибнет хотя бы один американский гражданин, приведет к военной контратаке со стороны США. При желании причиной для удара можно назвать что угодно – будь то гибель людей или же ущерб для американской компании. Поводов для войны становится все больше. 

Впрочем, официально в Вашингтоне заявляют, что войны с Ираном не хотят, а усиление американского контингента в районе Персидского залива – в первую очередь сдерживающий фактор. Сам Дональд Трамп в интервью американскому журналу Time отметил, что готов рассмотреть вопрос о начале военных действий против Ирана только «из-за ядерных вооружений». «Насчет остального я бы оставил вопросительный знак», – отметил он. Однако эти знаки не успокаивают мировую общественность. Тем более ранее Майк Помпео подчеркивал, что Вашингтон рассматривает весь спектр вариантов в отношении Ирана, в том числе и военный.

О нежелании войны говорят и иранцы. Еще в конце мая президент Ирана Хасан Рухани не исключал возможность переговоров с США, если они вернутся к ядерной сделке. На своих условиях к переговорам с Тегераном был готов и Вашингтон. Однако духовный лидер и руководитель Ирана аятолла Али Хаменеи отказался отвечать на устное послание Дональда Трампа, переданное через премьер-министра Японии Синдзо Абэ. Примечательно, что именно в день, когда Абэ вел переговоры в Тегеране, и была совершена вторая атака на танкеры. Может ли быть, что это и был ответ Дональду Трампу, особенно учитывая, что внутри Ирана достаточно радикальных элементов, готовых махать кулаками, считая себя безнаказанными?

Клин между Москвой и Тегераном

Расследование последних инцидентов в регионе – серьезная проблема для международного сообщества. Однако памятуя, как США убеждали Совбез ООН в том, что Саддам Хусейн разрабатывает оружие массового уничтожения и как расследуются последние химические атаки в Сирии, единодушного доверия к любым доказательствам не будет. Неслучайно США все настойчивее пытаются рассорить с Ираном Россию.

В начале июня саудовская газета «Аш-Шарк аль-Аусат» сообщила, что США и Израиль готовы предложить России сделку, включающую снятие санкций с Дамаска в обмен на согласие Москвы предпринять действия, необходимые для сдерживания иранского влияния в Сирии. Предполагалось, что этот вопрос будет обсуждаться на встрече в Иерусалиме 24–25 июня между секретарем Совбеза РФ Николаем Патрушевым, советником президента США Джоном Болтоном и председателем Совета национальной безопасности Израиля Меиром Бен-Шабатом.

Это не первый слив о возможной сделке. Аналогичные публикации появлялись за последний год накануне почти всех российско-американских переговоров. В этот раз их число резко возросло. В том числе они касались и противостояния между пророссийскими и проиранскими силами в Сирии. Отдельные инциденты действительно имеют место. Не секрет и то, что России не нравится влияние, которое оказывает Тегеран на сирийского президента Башара Асада.

Однако российские источники подчеркивают, что сообщения о противостоянии слишком преувеличены. Кроме того, в Москве понимают, что лучше дружить с Ираном в Сирии, чем иметь его во врагах, – иранцы умеют виртуозно вставлять палки в колеса. Поэтому Россия демонстративно поддерживает контакты с Тегераном. Несмотря на горячую обстановку в регионе, в Иране состоялось очередное заседание российско-иранской межправительственной комиссии, где обсуждались проекты сотрудничества. Развитие торгово-экономических связей продвигается непросто, но Москве важно показать, что она по-прежнему верит в Тегеран.

Другое дело, если вина Ирана в разжигании войны в регионе будет столь очевидна, что у Москвы и других иранских союзников не останется аргументов в защиту Тегерана. Но здесь снова вопрос: что с этими доказательствами делать? Если иранская вина будет убедительно доказана, у мирового сообщества не останется выбора – придется или объявлять войну Тегерану, или единодушно ужесточить санкции против Ирана, практически изолировав эту страну.

Опасения ответных ударов с иранской стороны заставляют всех быть сдержанными. И речь не только о прямых атаках по отдельным объектам. Иран в состоянии через своих прокси взорвать весь Ближний Восток – в первую очередь Сирию, Ирак, Ливан и Йемен. Глобальное решение – смена режима в Тегеране. Но даже Дональд Трамп заявлял, что не рассматривает такой вариант. 

Актуален и вопрос, что делать, если за инцидентами стоит не Иран. На Ближнем Востоке хватает желающих отвлечь внимание международного сообщества от других проблем. Пока все обсуждают иранскую грозу, не говорят ни о проблемах Палестины, ни о нарушении прав человека в арабских странах. Например, смолкли разговоры об убийстве саудовского журналиста Джамаля Хашогги. Правда, к этой проблеме все же придется вернуться. В среду спецдокладчик Совета ООН по правам человека по вопросам внесудебных казней Аньес Каламар сочла вину Эр-Рияда в убийстве доказанной и призвала ввести международные санкции в отношении наследного принца Саудовской Аравии Мухаммеда бен Салмана и других виновных. Отметим, что принц – самый ярый обвинитель Тегерана в регионе.

следующего автора:
  • Марианна Беленькая