Парламентская кампания на Украине оказалась куда беднее на сюрпризы, чем недавняя президентская. Социологи уверенно предсказывают победу на выборах партии Владимира Зеленского «Слуга народа». Ее единственным серьезным конкурентом стала пророссийская Оппозиционная платформа, наследница Партии регионов, которая пытается отобрать у пропрезидентских фаворитов голоса избирателей юго-восточных областей. Однако повторить прошлые успехи регионалов ей вряд ли удастся – в борьбу за юго-восток и пророссийских избирателей вступили и другие наследники партии Януковича.

Блок против платформы

Единство выходцев из Партии регионов, образовавших в 2014 году Оппозиционный блок, подорвали еще президентские выборы этой весной. Две влиятельные группировки – сторонники олигархов Рината Ахметова и Вадима Новинского, и группа «кума Путина» Виктора Медведчука, поддержанная «газовиками» олигарха Дмитрия Фирташа, – не смогли договориться о выдвижении единого кандидата. Тогда Оппозиционный блок, имевший фракцию в Верховной раде, раскололся.

В результате раскола в украинской политике появились две новые политические силы – обе со словом «оппозиционный» в названии. Первая – Оппозиционная платформа «За жизнь» Медведчука – выдвинула на президентские выборы Юрия Бойко, который занял четвертое место и стал лидером симпатий в первом туре в подконтрольных Киеву районах Донбасса. Вторая – Оппозиционный блок Ахметова – поддержала экс-губернатора Днепропетровской области Александра Викула, но тот занял лишь восьмое место. С самого начала обе партии жестко бились за наследие Партии регионов, позволявшее ей быть ведущей силой в политической жизни Украины в 2004–2014 годах.

Сегодня главный критерий для пророссийских избирателей юго-востока – это способность политиков договориться о мире в Донбассе и разрядке с Россией. И в этом плане, без сомнения, лидирует партия Медведчука. Используя свои контакты в Кремле, он всячески демонстрирует свою близость к российскому руководству.

Основная задача лидеров Оппозиционной платформы – показать своим избирателям слабость и непоследовательность президента Зеленского, которого, в отличие от Медведчука, не хотят видеть и слышать в Москве. С помощью своих медиаресурсов они пытаются продемонстрировать, что новый президент – это лишь слегка смягченная версия прежнего, что он действует под диктовку западных покровителей, которые не позволят ему остановить конфронтацию с Россией. 

А Медведчук уже сегодня освобождает пленных, готов протянуть руку дружбы Москве и республикам Донбасса, с ним хотят заключать выгодные газовые контракты. Одновременно это и сигнал Зеленскому, что вести переговоры с Москвой в обход заслуженных «борцов за мир» не получится.

Однако подобная агитация находит отклик только у наиболее радикальной части пророссийских избирателей. Предвыборная социология сулит Оппозиционной платформе второе место по партийным спискам, но это всего 10–13% голосов. С таким результатом у партии получится разве что сформировать небольшую фракцию из 35–36 депутатов (плюс какое-то количество мажоритарщиков) и вернуть самого Медведчука в большую киевскую политику в качестве вице-спикера.

В остальном же Оппозиционная платформа окажется в новом созыве в политической изоляции, победители вряд ли будут готовы привлечь ее к каким-либо коалиционным проектам (если вообще будут в них нуждаться) как слишком токсичного партнера. Скорее партия, как следует из ее названия, останется в оппозиции, а ее основная деятельность в Верховной раде сведется к стычкам со столь же немногочисленными национал-патриотами из партии Порошенко.

Виной тому не только радикально пророссийская риторика Медведчука, чрезмерная даже для уставшего от воинственности Порошенко украинского общества, но и «реваншистские» обязательства, взятые на себя Оппозиционной платформой. Ее партийный список переполнен малопопулярными деятелями эпохи Януковича вроде экс-главы президентской администрации Сергея Левочкина или бывшего министра соцполитики Натальи Королевской.

В таких условиях под знамена Оппозиционной платформы не спешат вставать важные фигуры региональных элит юго-востока, благополучие которых по-прежнему зависит от взаимоотношений с Киевом. А там нынче хоть и стремятся к миру, но не на российских условиях. Это, в свою очередь, открывает возможности для конкурирующей фракции наследников Партии регионов.

Партия мэров и мира

Накануне парламентской кампании в украинских СМИ появились публикации о возможном воссоединении наследников Партии регионов: якобы, опасаясь остаться без политического представительства в Раде, Ахметов и его группа готовы помириться с Медведчуком. Примирения не вышло, шансы на самостоятельный проход в парламент ахметовского Оппозиционного блока остались крайне низкими.

Тогда фракция Ахметова сделала ставку на союз с мэрами крупных городов юго-востока, располагающими значительным административным ресурсом и влиянием на избирателей. В начале июня Оппозиционному блоку удалось заключить предвыборный альянс с «партией мэров» «Доверяй делам» и другими движениями, основанными бывшими регионалами, оставшимися за бортом проекта Медведчука (Партия мира, «Наши», «Возрождение» и другие).

В избирательный список блока вошли мэры Харькова, Одессы и Мариуполя: Геннадий Кернес, Геннадий Труханов и Вадим Бойченко соответственно. Всего в списке около 70 градоначальников со всей Украины, включая Закарпатье. Характерно, что партия Медведчука ответила на консолидацию конкурентов через свой московский ресурс: на телеканале НТВ вышел разгромный сюжет «Плохие Гены» о криминальном прошлом Кернеса и Труханова.

Неформальным куратором нового альянса называют Игоря Коломойского, который заинтересован в том, чтобы ограничить успехи партии Бойко – Медведчука на юго-востоке. Подобная тактика применялась против еще единого Оппоблока на выборах в Раду в 2014 году, когда партии-спойлеры, основанные бывшими регионалами, оттягивали у него голоса.

Не имея возможности конкурировать с Оппозиционной платформой по степени близости с российским руководством, «партия мэров» сможет предложить своим избирателям, уставшим от накала страстей последних лет, образ мирной, «домайданной Украины», управляемой крепкими хозяйственниками (оставляя за скобками тот факт, что именно хозяйственники и их методы во многом и довели Украину до кризиса).

Имея низкий партийный рейтинг, Оппозиционный блок делает ставку на мажоритарные округа, выдвигая на них влиятельные местные фигуры. Такая тактика уже дает свои плоды – в Харьковской, Запорожской и Донецкой областях в большинстве округов прогнозируются победы кандидатов от Оппоблока. А создав свое региональное лобби, олигархи смогут торговаться с президентом при формировании большинства. 

Поэтому Коломойский, Ахметов и другие олигархи заинтересованы и в том, чтобы ограничить чрезмерное усиление не только Медведчука, но и президентской партии «Слуга народа». Сегодня главное слабое место «слуг народа» – как раз мажоритарные округа. У свежеиспеченной партии физически нет необходимого кадрового актива в регионах, чтобы выдвинуть везде сильных кандидатов. Доходит до абсурда – издание «Восточный вариант» сообщает, что в одном из округов Запорожской области многолетнему депутату Верховной рады и местному магнату Вячеславу Богуслаеву противостоит идущий от «Слуги народа» свадебный фотограф.

С мажоритарными округами востока связана важная интрига этих парламентских выборов: сможет ли общественный запрос на обновление власти одолеть созданную местными кланами систему, когда из года в год избиратели голосуют за местных кормильцев – областную номенклатуру, владельцев крупных предприятий или их лоббистов?

При всем скепсисе в этом направлении уже сделано немало. Еще недавно невозможно было себе представить ситуацию, когда наблюдатели будут не уверены в исходе выборов в донбасском округе, где баллотируются правая рука Ахметова Борис Колесников и бывший кавээнщик из Донецка Сергей Сивохо. Это говорит о больших переменах в регионе, в прошлом славившемся чрезвычайно низкой политической конкуренцией. Да даже и сама конкуренция двух партий за статус новой Партии регионов размывает наследие регионалов, основанное на политической гегемонии и единомыслии. 

Раскол в пророссийском лагере играет и еще одну важную роль: он препятствует возвращению политической модели двух Украин, идеальной питательной среды для политиков, поддерживающих рейтинг за счет нагнетания межрегионального противостояния в стране. Характерно, что зеркальная ситуация сложилась и на Западной Украине, где единство проевропейско-патриотического лагеря подрывает соперничество «Европейской солидарности» Петра Порошенко и «Голоса» Святослава Вакарчука. А главным бенефициаром распада старого политического деления становится не столько Владимир Зеленский, во многом случайно ставший выразителем духа времени, сколько само украинское общество. 

следующего автора:
  • Константин Скоркин