Военные операции внутри и за пределами страны всегда повышали рейтинг президента Турции Тайипа Эрдогана. «Источник мира» – это уже третье турецкое вторжение в Сирию за последние годы, и в третий раз никто из турецкой оппозиции не решается сказать слово против. Нет критики даже в соцсетях, если не считать прокурдски настроенных пользователей. Остальной мир – кто пожестче, кто помягче – осудил действия Турции в Сирии, но внутри страны операция «Источник мира» может не только поднять Эрдогану популярность, но и обеспечить несколько лишних лет во власти – если, конечно, все пройдет успешно.

Турецкие мотивы

Уже почти полгода в Турции то и дело заговаривают о досрочных президентских и парламентских выборах. Правящая Партия справедливости и развития (ПСР) пока исключает такую возможность. Но после неудачных местных выборов и особенно проигрыша в борьбе за пост мэра Стамбула необходимость подтвердить свою популярность становится для Эрдогана и его партии все более насущной.

По плану следующие выборы должны пройти в Турции только в 2023 году, но сейчас ситуация складывается слишком неблагоприятно для власти. Оппозиционная Народно-республиканская партия получила нового потенциального лидера – Экрема Имамоглу, триумфально избранного мэром Стамбула. Активизировались бывшие соратники Эрдогана – Ахмет Давутоглу и Али Бабаджан, которые решили создать свои партии, чтобы перетянуть к себе многих сторонников ПСР. До 2023 года оппозиция может значительно усилиться, так что Эрдогану стоит действовать уже сейчас. А новейшая история Турции доказывает, что маленькие и большие военные победы – это самый надежный способ вернуть себе благосклонность избирателей.

«Источник мира» стала самой масштабной операцией Турции за последние годы и потребовала колоссальных усилий по планированию и поискам компромиссов с партнерами. Несколько месяцев Анкара пыталась договориться с Вашингтоном о совместной работе по созданию на севере Сирии зоны безопасности. Попытки оказались тщетными. Но в итоге Турция, похоже, получила, что хотела. США бросили своих сирийских союзников – курдов, отвели войска из зоны операции, дав Анкаре возможность самостоятельно зачищать приграничную зону, не тратя время на координацию с американцами.

В качестве формальных оснований для операции Турция ссылается на устав ООН, дающий ей право защищаться от угроз, на Аданские соглашения с Сирией двадцатилетней давности, которые разрешают турецким властям преследовать курдских боевиков на сирийской территории, а также на то, что Анкара официально признает организации сирийских курдов террористическими.

Цель «Источника мира» – создать свободную от курдов и от «Исламского государства» (запрещено в РФ) тридцатикилометровую полосу к югу от турецкой границы. Для этого Турции нужно нанести невосполнимый урон вооруженным формированиям курдов. Тогда Анкара получит возможность расселить в этой приграничной зоне около четырех миллионов сирийских беженцев, начать масштабное строительство жилья и инфраструктуры. Также Турция таким образом закрепит за собой статус ведущего участника сирийского урегулирования наряду с Россией. А это уже особый международный престиж, который ценен, даже несмотря на критику с Запада.

Взгляд других

То, как сдержанно и довольно нейтрально комментирует происходящее Москва, подсказывает, что Турция с Россией заблаговременно обсудили основные вопросы и начертили на карте Сирии красные линии. Турецкая операция – это совсем не демарш против всех. Да, это жест, это вызов для США, Европы, но не для России и Ирана. Наоборот, Москва и Тегеран чужими руками решают проблему сирийских курдов и их требований автономии, которые только мешают участникам астанинского процесса.

Сейчас курды поняли, что проигрывают, и пошли на переговоры и с Россией, и с Асадом. Это подтверждает один из политических лидеров сирийских курдов сопредседатель партии Демократический союз Салех Муслим. Он, правда, отмечает, что курдская администрация будет сохранена, а сирийская армия будет введена лишь в некоторые районы.

Такое развитие событий устраивает не только Турцию. Еще слабый Дамаск, неспособный на масштабные военные операции, получает под свой контроль курдские регионы. Москва уже сообщила, что ряд населенных пунктов на севере присягают на верность центру, видя, что курдская администрация не в состоянии защитить их от турецкого вторжения.

Нерешенные споры Турции и США опять сыграли на руку России, Ирану и Асаду. Упертость Эрдогана и его постоянные отказы действовать в Сирии совместно с американцами во многом способствовали тому, что Вашингтон устал от этой возни и решил уйти с севера Сирии, освободив пространство для турецкого «Источника мира».

Конечно, операция Турции вряд ли пройдет идеально гладко. Со временем амбиции Эрдогана неизбежно приведут к трениям с Россией по поводу масштабов дозволенного Турции. Источником противоречий может стать, например, судьба приграничного курдского города Кобани, который Турция хочет полностью зачистить, но не может из-за возражений России. Или борьба за контроль над трассой М4, пролегающей параллельно границе как раз на удалении 28–30 км.

Потеря трассы сильно осложнит для Дамаска доступ в этот район. К тому же дорога идет через несколько городов, стратегически важных для Башара Асада и поддерживающей его России – например, Манбидж. Этот населенный пункт некогда был захвачен ИГ, освобожден США руками курдов, а сейчас в него с запада и юга вошла армия Асада, с севера идут турки с сирийской оппозицией, а американцы эвакуировались. Пока в вопросе владения городом сохраняется неопределенность. Похожие проблемы возникают и с другими городами на трассе М4.

Тем не менее, исходя из опыта взаимоотношений Турции и России в Сирии, можно ожидать, что Москва приложит усилия к тому, чтобы избежать столкновений Эрдогана и Асада и исключить инциденты между турецкими и российскими войсками.

Угрозы Запада

На западном направлении картина выглядит для Турции куда менее радужно. Там Анкару критикуют многие страны и международные организации. Некоторые государства ЕС ввели эмбарго на поставки оружия Турции и требуют свернуть наступление. А самая громкая критика звучит от Трампа и его администрации.

Однако эти выпады – громкие, но скорее косметические меры. Временное эмбарго на поставки оружия никак не ухудшит самочувствие Турции. А слова об опасности гуманитарного кризиса и нового разгула ИГ Турция давно пропускает мимо ушей.

Указ Трампа с угрозами «уничтожить турецкую экономику» – это тоже больше пропагандистская мера, чем реальная угроза финансовому здоровью Турции. Возвращение 50%-ных пошлин на сталь – это Анкара уже видела. Запрет на въезд в США для трех министров – и такое переживала. В мерах Трампа нет нового – его просто вынудил реагировать собственный истеблишмент. Вывод войск из страны «за семь тысяч миль» от родины, избавление налогоплательщиков от лишних расходов на арабском Востоке и перенос внимания на внутренние проблемы – это повышает Трампу популярность.

Штатам, да и Европе ни политически, ни экономически нет резона топить Турцию – их союзника по НАТО и важного торгового партнера. Такую политику по отношению к Турции в стиле «прикрикнуть, но остаться друзьями» они ведут уже несколько лет. Анкара не боится этих угроз. Ее экономика пережила серьезную рецессию, но сейчас показывает небольшой рост. Вырвать Турцию из системы международной торговли не получится, да и рискованно. Всегда найдутся страны, готовые занять освободившуюся нишу.

Планы Эрдогана

Сейчас Турция успешно присоединяет к зоне безопасности все новые населенные пункты. Ликвидировано около шестисот курдских бойцов, уничтожается их военная инфраструктура. Потери турецкой армии пока минимальны. О потерях «сирийской национальной армии» (так Анкара переименовала отряды оппозиционной Дамаску Свободной сирийской армии) точных данных нет.

Дальнейшие перспективы боев сейчас просчитать сложно, потому что Турция никогда раньше не проводила таких масштабных и амбициозных операций. Очевидно, если Анкара завершит «Источник мира» с победой, достигнет своих целей без больших потерь и не даст террористам из ИГ разбежаться, то тем самым продемонстрирует союзникам и противникам, что имеет силы и право сделать то, чего другие не смогли.

Судя по предыдущим операциям, турки планируют блицкриг. Быстро достигнув целей, турецкая армия вернется назад, а за порядком в буферной зоне будут следить ее сирийские союзники и присланные наместники. Затягивание присутствия турецких войск в Сирии обернется слишком большими расходами для бюджета.

Есть мнение, что турки могут остаться на севере Сирии надолго, развернуть там базы, перейти к регулярному патрулированию и следить за восстановлением региона. Но это дорого и может привести к столкновениям и жертвам. А главное, как на такое подобие аннексии посмотрит остальной мир, ведь речь будет идти уже не о кратковременном присутствии войск.

Не исключено, что Турция по окончании операции передаст север Асаду. Какой бы странной ни казалась такая перспектива сейчас, логика в ней есть. Участники сирийского урегулирования уже давно склоняют Анкару к диалогу с Дамаском. Турки заметно смягчили риторику в отношении Асада, хотя пока исключают прямой контакт.

Обескровив и отогнав курдов от границы, Турция может попытаться получить гарантии от России и Ирана, что сирийская администрация не допустит появления трансграничных угроз для Анкары, а также позволит туркам вести гуманитарную работу для вернувшихся на север сирийцев. Добившись такого соглашения, Эрдоган может отдать Асаду эти районы. Таким образом, он выступит в роли одновременно и победителя, и гаранта территориальной целостности Сирии, исключив любую критику в свой адрес. Стоит ли говорить о том, как скакнет при этом рейтинг Эрдогана и каков будет результат на выборах, если будет решено проводить их досрочно.

следующего автора:
  • Кирилл Жаров