Парижский саммит «нормандской четверки» прошел без особых сенсаций: достигнуты договоренности об очередных обменах пленными и прекращении огня, а минский процесс идет своим чередом. Завышенные ожидания триумфа или провала Зеленского на первых для него переговорах с Путиным не оправдались. Однако парижская встреча все равно задаст рамки внутриукраинской политики на ближайшие месяцы, ведь тема войны и мира в Донбассе остается одной из самых острых для украинского общества.

Зеленский устоял

Несмотря на скромные результаты встречи, для Зеленского она прошла скорее успешно. Накануне масса советчиков, включая экс-президента Порошенко, рекомендовали ему отказаться от личной встречи с Путиным, на которой Зеленский якобы неизбежно будет переигран мастером многоходовок.

Однако эти опасения не оправдались. В политической части стороны остались, по сути, на исходных позициях. Согласившись с имплементацией «формулы Штайнмайера» в украинское законодательство, Зеленский продолжает настаивать на передаче границы под украинский контроль до выборов в Донбассе. Впрочем, и здесь есть пространство для компромиссов – Украина может согласиться на совместное патрулирование границы с «представителями территориальных общин» (читай – силами народной милиции Донбасса).

Имея за спиной полностью подконтрольное большинство в Верховной раде, Зеленский вполне может гарантировать принятие нового закона о статусе Донбасса. А вот вариант закрепления статуса Донбасса в Конституции, на котором настаивает Москва, остается невыполнимым – у Зеленского нет ни конституционного большинства, ни воли к реализации такого варианта.

Итоги саммита остудили страсти в Киеве. Анонсировавшийся лидерами «антизеленской оппозиции» новый Майдан отменяется: участники акций протеста в центре Киева сворачивают свои палатки и расходятся по домам. Впрочем, Зеленский не особенно опасался серьезных беспорядков в столице, о чем говорит хотя бы то, что вместе с ним в Париж улетели главы СБУ и МВД: Баканов и Аваков.

Зеленский вынес урок из политического кризиса, возникшего, когда он подписал «формулу Штайнмайера». На этот раз саммит был хорошо подготовлен с информационной точки зрения, члены президентской команды и сам Зеленский на внешних и внутренних площадках подробно разъясняли свою позицию с обозначением «красных линий». Украинский президент дал большое интервью журналу Time и пришел в эфир ток-шоу Савика Шустера.

Хотя расплывчатые формулировки итоговой резолюции все равно открывают простор для интерпретаций, и Зеленский наверняка получит свою порцию обвинений в «зраде» от оппонентов.

Кто выйдет на Майдан?

Несмотря на осторожный исход переговоров в Париже, украинская оппозиция продолжит раскачивать тему Донбасса, потому что это лучший способ мобилизовать сторонников. Уже сейчас можно предсказать, что следующий пик их активности придется на обсуждение закона об особом статусе в парламенте. Минский процесс для определенной части украинского общества твердо ассоциируется с «планом Москвы», и легкие на подъем национал-патриотические активисты в любой момент готовы начать ему противодействовать.

Идеологи движения «Нет капитуляции» хотели бы создать реинкарнацию майдановской коалиции, свергнувшей Януковича, в диапазоне от националистов из «Свободы» и Нацкорпуса до проевропейских либералов из партии Вакарчука. В деле построения такой коалиции ключевой фигурой и одновременно дезинтегрирующим ее фактором выступает экс-президент Петр Порошенко. Он активно включился в повестку саммита – опубликовав свои «дружеские» советы президенту Зеленскому, он одновременно призвал украинцев на Майдан, чтобы не дать новой власти перейти «красные черты» в переговорах с Россией.

Порошенко ведет себя так, будто в последние годы его правления наметился серьезный прорыв в деле возвращения Донбасса в Украину, хотя на деле даже его сторонникам очевидно, что сегодня Зеленский пытается найти выход из дипломатического тупика, в котором страна оказалась в том числе из-за команды Порошенко.

Кроме того, бывший президент по-прежнему остается одним из лидеров антирейтинга украинской политики, что делает проблематичным создание широкой коалиции с его участием. Никто из потенциальных партнеров по антизеленской коалиции не рискнул выйти с ним на одну сцену во время последних акций протеста на Майдане, а в самого Порошенко летели яйца.

У Порошенко есть и серьезные конкуренты. Юлия Тимошенко после тяжелого поражения на президентских выборах вновь пытается вернуться на роль оппозиционера №1. По данным группы «Рейтинг», 40% избирателей Тимошенко выступают за признание Донбасса временно оккупированным и «замораживание конфликта», 29% – за продолжение боевых действий до полной победы.

Пока Тимошенко делает упор на критику социально-экономической повестки, агитируя против земельной реформы Зеленского, однако при удачной конъюнктуре вполне может возглавить и «антикапитулянтское» движение.

Играть на поле донбасского вопроса будет и Святослав Вакарчук. Он уже делал заявление, что Украине следует выйти из Минских соглашений и добиться замораживания конфликта.

Для популярного рок-музыканта, но не очень успешного политика это хороший шанс стать альтернативной фигурой в антизеленской оппозиции, но пока Вакарчук остается на вторых ролях. Соцопросы показывают, что рейтинг его партии «Голос» снижается (если бы выборы проводились в ноябре, она не смогла бы преодолеть 5%-ный барьер).

Пророссийская оппозиция в лице «Оппозиционной платформы – За жизнь» Виктора Медведчука находится в более выгодной позиции – она все больше нужна Кремлю для давления на Зеленского, а в случае реального начала реинтеграции откроется окно возможностей для вовлечения в сферу своего влияния неподконтрольных территорий.

На гипотетических выборах местной власти в Донбассе осенью 2020 года у партии Медведчука лучшие шансы выйти победителями и получить возможность говорить от лица возвращенных территорий. В администрации Зеленского понимают риск усиления позиций пророссийских сил и уже приняли превентивные меры: в офисах Медведчука прошли обыски (по делу о злоупотреблениях начальника охраны лидера ОПЗЖ).

Дискуссия о Донбассе

На фоне обострения политической борьбы в украинском обществе не утихают дискуссии о будущем Донбасса. Против официальной позиции администрации Зеленского, направленной на выполнение Минских соглашений, выступает немало влиятельных лидеров мнений и интеллектуалов. Их недовольство подпитывается, среди прочего, жаждой если не политического, то морального реванша за унизительное поражение весны 2019-го, когда призывы интеллектуалов поддержать Порошенко не были услышаны страной.

В ноябре 2019 года авторитетное издание «Зеркало недели» опубликовало результаты опроса, проведенного редакцией вместе с Институтом будущего (его руководитель политолог Юрий Романенко выступает за выход Украины из Минских соглашений). По данным этого исследования, 96% жителей неподконтрольной Украине части Донбасса винят в военном конфликте украинскую власть (вину России признают только 28%), а 64% опрошенных в той или иной форме видят будущее Донбасса в составе России (за возвращение в Украину, в том числе в виде автономии, выступают только 19% респондентов).

Результаты этого исследования резко контрастируют с итогом опроса, проведенного в августе 2019 года Центром восточноевропейских и международных исследований – по данным немецких социологов, за возвращение в Украину в сумме выступают более половины жителей неподконтрольного Донбасса (55%).

Публикация итогов опроса «Зеркалом недели» вызвала бурную дискуссию в украинской прессе и блогах, авторов исследования обвиняли в ангажированности, сомнительной выборке и манипуляциях при публикации результатов. Достаточно привести заголовок этой статьи – «Тест на совместимость», который Донбасс и Украина, по мнению авторов, не проходят.

Сторонники отказа от возвращения Донбасса, напротив, получили еще один весомый аргумент в свою пользу. Какова бы ни была реальная картина настроений в Донбассе, с учетом сложности ее изучения в условиях военного режима Л/ДНР очевидно, что предполагаемая Минскими соглашениями реинтеграция вызывает бурные эмоции в украинском обществе.

Среди сторонников «замораживания конфликта» популярна формула послевоенного канцлера ФРГ Конрада Аденауэра, который отверг советское предложение о реинтеграции Германии в обмен на внеблоковый нейтралитет, заявив: «Лучше свобода без единства, чем единство без свободы». Противники реинтеграции представляют весомую часть украинского общественного мнения – по данным исследования группы «Рейтинг», за прекращение военных действий с признанием территорий временно оккупированными выступают 34% опрошенных, сторонники этой точки зрения равномерно представлены во всех регионах страны и составляют большинство среди избирателей Зеленского.

Такой общественный настрой дает Зеленскому мандат на план «Б», о котором говорил его помощник Андрей Ермак (заготовленный на случай провала саммита в Париже). «Если мы не увидим готовности со стороны России идти к миру, выполнять Минские договоренности – что ж, тогда будем буквально, а не фигурально строить стену и жить с этим дальше. Задействуем опыт Израиля», – заявил Ермак на встрече с европейскими экспертами в лондонском Chatham House.

Однако свобода маневра, которой команда Зеленского располагала до саммита «нормандской четверки», теперь в значительной мере ограничивается принятой на нем резолюцией, окончательно закрепившей «формулу Штайнмайера» в качестве дорожной карты. Теперь украинскому президенту предстоит большая работа (в условиях падающего рейтинга) – убедить своих сторонников в безальтернативности минского пути, хотя он сам, судя по всему, по-прежнему не очень в этом уверен.

следующего автора:
  • Константин Скоркин