2020 год запомнится прежде всего пандемией Covid-19 и ее разнообразными последствиями. На международном уровне пандемия привела к тому, что соперничество США и Китая переросло в полномасштабную конфронтацию, а его отношения между ЕС и КНР резко охладились. Кроме того, из-за катастрофического размаха эпидемии в Соединенных Штатах Дональд Трамп не смог переизбраться президентом, в то время как китайские власти успешно справились с распространением вируса, что добавило председателю КНР Си Цзиньпину уверенности в своих силах.

Для России 2020-й стал не только годом пандемии, которую страна переносит очень тяжело. К коронавирусу добавились еще и поправки к Конституции РФ, перестановки в правительстве, кризисы в соседних с Россией странах и, по сути, замораживание отношений с ЕС. Итоги президентских выборов в США способны повлиять на отношения России не только с Европой, но, возможно, и с Китаем. 

От победы Джо Байдена в Москве ждут гораздо более тесной координации политики США и их европейских союзников на российском направлении. Также в Байдене видят президента, который хотя и продолжит конфронтацию с Китаем, начатую Трампом, но изменит ее стиль и некоторые детали, что сможет создать предпосылки для мини-разрядки с Пекином. Вопрос в том, как на эти два обстоятельства отреагирует Россия – попытается договориться с Западом или, наоборот, еще сильнее сблизится с Китаем. Ответ на этот вопрос особенно важен, поскольку годы президентства Байдена могут стать решающими для политического транзита в России и трансформации ее системы власти.

Соперник и угроза

Избрание Байдена, разумеется, изменит многое во внешней политике США, но многие тенденции, которые привели к победе Трампа в 2016 году, никуда не денутся. Байден, конечно, займется восстановлением отношений с союзниками и развитием – под американским руководством – многосторонних институтов, но приоритетом для США будут внутренние проблемы.

Тут дело не только в расколе и разладе в американской власти или поляризации общества, которые не исчезнут с победой Байдена, но и в том, что США нужно отстаивать собственное глобальное первенство в конкуренции с Китаем, и для этого американцам нужна мощная внутренняя база. Это означает, что Вашингтон будет требовать от союзников безоговорочной поддержки, как он сам поддерживал их в годы холодной войны. Разумеется, Байден будет делать это не в такой грубой форме, как Трамп, но цель останется прежней.

Во внешней политике Байдена противостояние с Китаем останется на первом месте. Он уже называет Китай главным вызовом для Америки. Тут все серьезно: США не в состоянии представить, что могут оказаться в мире на вторых ролях, и сделают все, чтобы этого не произошло.

Конечно, при Байдене Вашингтон может смягчить тон в общении с Пекином и поискать точки соприкосновения по отдельным вопросам. Тем не менее даже антикитайская риторика вряд ли совсем исчезнет – ведь Байден и его однопартийцы продвигают идеи распространения демократии (см. Гонконг), защиты прав человека (см. положение уйгуров в Синьцзяне) и стремятся объединить свободный мир под знаменем противодействия автократам (идея Саммита демократий). А что до России, которую Байден считает не столько конкурентом, сколько угрозой, то она будет оставаться под американскими санкциями, к которым в случае необходимости могут добавиться новые.

Джо Байден считает, что Россия, которая для него – клептократия, переживает колоссальный упадок: ее экономика – сырьевая и неконкурентоспособная, население вымирает, а вооруженные силы – второразрядные. Тем не менее Россия представляет угрозу США, потому что Кремль пытается подорвать западные демократии изнутри: вмешивается в выборы, распространяет дезинформацию и играет на обострение внутренних противоречий.

По мнению Байдена, такое поведение России никак не связано с ошибками, допущенными США, – например, с отказом учесть беспокойство Москвы по поводу расширения НАТО. Для него корень проблемы в том, что Россией правят «проворовавшиеся кагэбэшники», которые используют США как жупел для удержания власти.

Верный идеалам демократического интернационализма, Байден верит, что Россия не обречена навеки оставаться в нынешнем состоянии. Он ждет того дня, когда российский народ сам свергнет путинский режим. Посыл Байдена рядовым россиянам и особенно «подпольному гражданскому обществу» прост: ваш враг – это клептократический режим и олигархия, а Америка – ваш друг.

Разумеется, Вашингтон и раньше придерживался похожих позиций, но сейчас к ним добавилось одно новое обстоятельство. Президентский срок Байдена начнется в январе и совпадет с текущим сроком Путина – следующие президентские выборы в России тоже пройдут в 2024 году. В ближайшие пару лет Путин должен будет определиться, будет ли он баллотироваться снова или выдвинет преемника. И в том и в другом случае речь идет о судьбоносном решении с далекоидущими последствиями. Байден и его команда вряд ли будут безучастно наблюдать за этим процессом и, скорее всего, попытаются повлиять на него в свою пользу.

Геополитические перемены

Одной из задач байденовского Белого дома станет геополитическое сдерживание России. Различия в позициях США и ЕС по многим вопросам сохранятся, но при Байдене их подходы к России сильно сблизятся. Шагом в этом направлении уже стало недавнее ужесточение политики Берлина – и до определенной степени Парижа – по отношению к Москве. В краткосрочной перспективе за этим последует расширение совместных санкций и еще большее ограничение трансфера европейских технологий в Россию.

От этого сильно пострадают связи в энергетической сфере, на которых исторически основывались отношения между Европой и Россией. Почти достроенному газопроводу «Северный поток – 2» уже угрожают принятые американским Конгрессом санкции, к которым могут добавиться новые. Вполне вероятно, что при Байдене Вашингтон будет и дальше добиваться от Берлина отказа от проекта, хотя, возможно, отчасти по другим причинам, чем при Трампе.

В долгосрочной перспективе главным фактором будет «зеленая сделка», которая предполагает декарбонизацию экономики ЕС и согласуется с планами Демократической партии США в области энергетической политики и борьбы с изменением климата. В том же направлении собираются двигаться Китай и Япония, что ставит под удар сами основы российской внешней торговли.

Россия весьма скептически смотрит на перспективы своих отношений с ЕС, по крайней мере в краткосрочной перспективе, а значит, укрепляться будут ее связи с незападными партнерами – в первую очередь с Пекином. Однако, если администрация Байдена, победу которого приветствовало китайское руководство, решит придерживаться менее враждебного или хотя бы менее грубого тона по отношению к Пекину, прагматичные китайцы вполне могут опять начать неформально соблюдать американские санкции против России ради защиты своих по-прежнему немалых интересов в Америке.

Если добавить к этому то, что процесс исторического примирения между Россией и Японией зашел в тупик, что стратегический партнер Москвы Индия сближается с США, потому что сама соперничает с Китаем, а страны Персидского залива по-прежнему сильно зависят от американской военной поддержки, то России грозит оказаться в самых неблагоприятных геополитических условиях за все время ее текущего противостояния с Западом.

Мобилизация и модернизация

При таких внутренних и внешних трудностях российская элита раскалывается на два лагеря – в зависимости от своих корпоративных интересов. Первый – это влиятельные сторонники политической модернизации, системные либералы и крупный бизнес с глобальными интересами.

Они считают, что Россия уже отстояла свой суверенитет перед Западом. После перевооружения российская армия может обеспечить необходимую безопасность от США, а продолжение текущего противостояния не только не принесет стране никаких выгод, но и нанесет ей экономический ущерб, чреватый социальным недовольством и политическими потрясениями. Отсюда их вывод, что пришло время по крайней мере для перемирия с Западом, пускай даже ценой уступок со стороны России по таким направлениям, как Донбасс, Сирия, активность российских спецслужб за рубежом и либерализация внутри страны.

Второй лагерь возглавляют силовики, но туда входит немало гражданских. Они отвергают любые, даже почетные уступки. Россия должна и дальше сопротивляться давлению Запада, устраивая периодические контратаки. Частичное отступление для них недопустимо, потому что может перерасти в полный разгром – Запад почувствует слабость Москвы и будет требовать все больше до тех пор, пока не добьется полной капитуляции.

Для этого лагеря величие России всегда строилось на способности к мобилизации против угроз со стороны самых могущественных мировых держав. Сплоченность народа и верность идеалам укрепляли страну и заставляли других с ней считаться. Для них Запад в целом и США в частности сейчас в упадке, а формирующийся новой миропорядок, где Запад уже не будет доминировать, будет выгоден России.

Пока президент Путин держится на равном удалении от обоих лагерей, проводя собственный курс, где демонстрация силы сочетается с гибкостью. С одной стороны, он заявляет, что «может представить» российско-китайский военный союз, и добавляет, что военное сотрудничество двух стран и так на беспрецедентно высоком уровне. С другой – позволяет освободить Майкла Калви, находившегося под домашним арестом по обвинению в экономических преступлениях – его задержание резко критиковали западные бизнесмены, чьи деловые интересы так или иначе связаны с Россией.

Обольщаться Западу не стоит: по кремлевским коридорам не бродит тень Горбачева, и второй перестройки не будет. Как бы Байден ни старался, большинство россиян не захотят признать США своим союзником, несмотря на подспудное недовольство и очевидные трудности. Тем не менее стремление нового президента США усиливать давление на руководство России как на международной арене, так и внутри страны не стоит сбрасывать со счетов. 

В ответ России имело бы смысл упредить противника в развертывании и самой заняться своими слабостями. Речь идет об обновлении правящей элиты на принципах меритократии и подотчетности, пересмотре внутренней политики в пользу большей солидарности общества, о новых подходах к внешней политике с опорой на широкий консенсус в вопросе о национальных интересах. Все важнейшие задачи уже поставлены жизнью, вопрос лишь в том, успеет ли Россия решить их до того, как ее слабостями воспользуются другие.

Публикация подготовлена в рамках проекта «Российско-китайская антанта», реализуемого при поддержке Министерства иностранных дел и по делам Содружества (Великобритания)

следующего автора:
  • Дмитрий Тренин