Один из главных российских страхов, связанных со сближением с Китаем, сводится к тому, что Россия может превратиться в китайский сырьевой придаток. И основания для таких опасений действительно есть – большую часть российского экспорта в Китай, как, впрочем, и во многие другие страны, составляют природные ресурсы.

Тем не менее России есть что предложить Китаю помимо нефти и газа. В этом смысле российское образование выглядит перспективной и конкурентоспособной статьей несырьевого экспорта. Уже сегодня вузы и образовательные организации России успешно привлекают сотни тысяч студентов из бывших республик СССР. Вопрос в том, сможет ли российская сфера образования вписаться в общий «поворот на Восток».

Большие планы

Нельзя сказать, что сейчас Россия ничего не делает для продвижения отечественного образования на китайском рынке. История образовательных обменов между двумя странами насчитывает не одно десятилетие. Между российскими и китайскими вузами заключено более двух тысяч двусторонних договоров, учреждено немало отраслевых и региональных российско-китайских ассоциаций учебных заведений. В Китае создано 86 совместных российско-китайских образовательных программ и десять совместных институтов. В Шэньчжэне с 2017 года Университет МГУ-ППИ реализует образовательные программы, а в Харбине в июне 2020-го началось строительство совместного кампуса СПбГУ и Харбинского политехнического университета.

В мае 2017 года российские власти решили скоординировать все эти усилия в рамках проекта «Экспорт образования». Его главная цель – повысить привлекательность и конкурентоспособность российского образования на международном рынке. 

С помощью этого проекта планируется к 2025 году в 3,2 раза увеличить число иностранных студентов: до 710 тысяч обучающихся очно и 3,5 млн – онлайн. Китай, который занимает первое место в мире по количеству граждан, обучающихся за рубежом, не может не сыграть важной роли в этом приросте. Тем более что уже сегодня КНР входит в число основных рынков для российских вузов.

Данные о количестве иностранных студентов из КНР в России разнятся в зависимости от методики расчета. По одним, Китай занимает второе место после Казахстана по количеству своих граждан в вузах РФ, по другим – третье, уступая также Узбекистану.

За последние пять лет общее количество китайских студентов в российских вузах, равно как и их доля среди иностранных студентов постоянно росли. По сведениям Министерства науки и высшего образования РФ, сейчас по программам бакалавриата, специалитета и магистратуры в России обучается более 323 тысяч иностранных студентов, 32,6 тысячи из них – граждане КНР. То есть около 10% всех иностранных студентов в РФ.

Цена – качество

Российские вузы привлекают китайских студентов прежде всего хорошим соотношением цены и качества. Разница курсов валют позволяет китайцам за сравнительно небольшие (особенно по западным меркам) деньги учиться в вузах, входящих в международные рейтинги. Такая возможность востребована в Китае, учитывая местный культ образования и жесточайшую конкуренцию за обучение в престижных вузах самой КНР.

Обучение в России в среднем обходится примерно в $3000 в год плюс небольшая плата за общежитие (около $150 в месяц) и бытовые расходы. В МГУ – лучшем российском вузе в рейтинге QS (78-е место в мире) – год обучения в зависимости от факультета стоит около $5000–6000. Для сравнения: в Университете Иллинойса в Урбане-Шампейне (82-е место в том же рейтинге) ценник в семь раз выше – от $35 000 до $45 000. 

Также в российские вузы достаточно легко поступить. На момент подачи документов иностранцам не обязательно владеть русским языком на высоком уровне. По результатам вступительных испытаний зачисляют, конечно, не всех, но, как правило, большинство тех, кто подает документы, поступают.

Для сравнения: конкурс в ведущие вузы КНР может составлять несколько сотен человек на место, поступить в 150 лучших вузов Китая удается лишь двум-трем процентам абитуриентов. А в западные вузы почти невозможно поступить без очень хорошего знания английского еще до начала обучения.

Представители старшего поколения и некоторые технологические компании Китая знают о качестве российского образования (например, основатель Alibaba Group Джек Ма (马云) говорил об этом в стенах МГУ), но для большинства приезжающих сюда на учебу китайцев выбор России – скорее спонтанное решение. В основном лучшие выпускники школ продолжают учиться в Китае или уезжают в известные мировые университеты, так что к учебе в России редко когда готовятся целенаправленно – специально изучая особенности вступительных экзаменов и углубляясь в русский язык.

Проблем много

Число китайских студентов в России, скорее всего, росло бы и дальше, если бы не пандемия. 20 февраля 2020 года российские власти ввели временный запрет на въезд граждан Китая, в том числе студентов с учебными визами. Это повлияло на решение некоторых абитуриентов не поступать в российские вузы.

Сейчас запрет уже снят, но до сих пор не все студенты смогли приехать на очные занятия и продолжают учиться онлайн. В 2021 году количество новых китайских студентов в России сократилось впервые за пять лет (на 3% против роста на 25% годом ранее).

Впрочем, проблема не только в коронавирусе. И до пандемии Россия не входила в число главных направлений для китайских студентов. По данным ЮНЕСКО, в 2019 году российские вузы выбрали лишь 2,3% из тех китайцев, кто поехал учиться за границу. Большинство предпочли университеты Северной Америки, Европы, Австралии, Гонконга, Японии, Сингапура.

Проблемы в этой сфере мало чем отличаются от тех, что мешают росту других статей российского несырьевого экспорта. В России не особенно разбираются в специфике китайского рынка образования, редко готовы подстраиваться под особенности местных запросов, не говорят с потенциальными потребителями на одном языке (во всех смыслах), медленно внедряют цифровые инновации и так далее, что в итоге приводит к неэффективному использованию возможностей китайского рынка. 

К тому же, когда в 2017 году российские власти анонсировали программу «Экспорт образования», никто не знал, что два года спустя ситуация на рынке кардинально изменится из-за пандемии и форсированной цифровой трансформации. Теперь старые методы нужно пересматривать.

На разных языках

Есть немало способов повысить привлекательность российской системы образования для китайцев. Например, создать единую интернет-платформу, которая бы занималась продвижением образовательных услуг в Китае. Похожий портал есть – studyinrussia.ru, – но там нет информации о ведущих российских вузах вроде МГУ и СПбГУ, которые предпочитают привлекать будущих студентов по собственным каналам. В 2020 году только в МГУ училось около 4,5 тысячи студентов из Китая, то есть примерно 15% всех китайских студентов в России.

Появление такой платформы не отменяет необходимости присутствовать в самой популярной китайской соцсети WeChat (微信), которой ежемесячно пользуется миллиард человек. У подавляющего большинства российских вузов такого присутствия нет, как нет и сотрудников со знанием китайского языка в иностранных отделах. У некоторых вузов (например, КФУ, Томского государственного университета) есть аккаунты в Weibo (微博; китайский аналог твиттера), но количество подписчиков невелико.

Немногочисленные официальные учетные записи российских вузов в WeChat в основном числятся за китайскими посредниками. У МГУ свой официальный аккаунт появился только в ноябре 2021 года, у ВятГУ – в мае 2021 года. Кроме того, необходима более активная работа представителей вузов и рекрутинговых агентств в Китае с перспективными студентами, в том числе теми, кто учит русский язык в школах.

Также российские вузы слабо учитывают особенности работы интернета в Китае – например, не ведут трансляции дней открытых дверей на видеосервисах, не заблокированных китайскими регуляторами.

Более глобальная проблема – в российских университетах мало программ, которые учитывают специфику не только китайского рынка, но и России глазами иностранца. Практика показывает, что спросом пользуются те образовательные программы, которые учитывают имидж России как страны с богатой культурой. Неудивительно, что большинство студентов факультета искусств МГУ – граждане Китая (около 70% не только иностранных, а всех студентов, поступивших в бакалавриат и специалитет в 2020 году). Кроме того, имеет смысл развивать образовательные программы в области естественнонаучных и технических специальностей.

Другая проблема – языковой барьер. Китайским студентам часто трудно понимать на слух лекции на русском языке, особенно на младших курсах. Тот год до начала учебы, который они тратят на изучение русского (часто с нуля), не позволяет освоить профессиональную лексику.

Пандемия, однако, подстегнула цифровые изменения в сфере образования. Так что проблему языкового барьера можно решить через онлайн-обучение или переход к перевернутому классу, когда студенты смотрят лекции в записи, а на занятиях проводят семинары, деловые игры, выполняют практические задания в группах. Например, можно было бы создать единую межвузовскую базу видеолекций с субтитрами и словарем по наиболее популярным базовым курсам.

Наконец, иностранные студенты нужны России не только для диверсификации экспорта и повышения внебюджетных доходов вузов. Связи с людьми, которые знают язык государства-партнера и жили в стране, – это ценный ресурс для развития сотрудничества и инструмент мягкой силы. Чем лучше будут налажены связи студентов с российской альма-матер, чем активнее будут развиваться сообщества выпускников, тем больше будет двусторонних проектов и инициатив, идущих снизу.

следующего автора:
  • Раиса Епихина