Лучшее за год

19.12.2018

Противоречия России и ЕС на Балканах. В чем они и можно ли их преодолеть

Если выкинуть балканские имена и названия, то обмен обвинениями между Россией и ЕС будет мало чем отличаться от их диалога по любому другому поводу. Даже Западные Балканы, где вроде бы нет никаких оснований для геополитического соперничества и стороны вполне дополняют друг друга, превращаются в источник опасений, непонимания и раздражения просто из-за общей атмосферы недоверия и различий в базовых подходах к международным отношениям
17.12.2018

Молодая пленница. Как новая церковь Украины рискует повторить судьбу РПЦ

Никто из стоявших на сцене ни разу не перекрестился и не процитировал Евангелие. Президент-мирянин не взял благословения у нового предстоятеля своей церкви. Политическая, государственная суть церковно-административных процессов на постсоветском пространстве никогда еще не была явлена столь очевидно
13.12.2018

Плач жилетов. Как Макрон потерял доверие большинства французов

Антиэлитистская волна, которой блестяще воспользовался кандидат Макрон, теперь накрывает президента Макрона
12.12.2018

Проигранный раунд. Как конфликт рэперов и власти очертил транзит в постпутинскую Россию

Кремлю действительно было бы выгодно заключить сделку с новыми звездами, но ему абсолютно нечего дать им в обмен на лояльность. Вся популярная молодежная культура возникла вопреки политике властей и в пику любой культуре, которая существует в Государственном Кремлевском дворце или на новогодних огоньках телеканалов
6.12.2018

Царедворцы и их монополии. Как санкции изменили экономическую политику России

Санкции сделали публичным ближний круг Владимира Путина. В ответ государство подставило попавшим под санкции плечо. Если раньше речь шла об отдельных госконтрактах, то теперь амбиции через механизмы частно-государственного партнерства распространяются на целые отрасли. Президент видит в госкапиталистах патриотически настроенных бизнесменов, а они понимают, что зарабатывать из-за санкций теперь можно только в России
30.11.2018

Диктатура KPI. Как формируется новый формат управления Россией

Насколько адекватно применение корпоративных методов управления с планированием, KPI и тимбилдингом во внутренней политике и тем более в кризисной ситуации? Пока такой шаг выглядит очень спорным: политика – это в первую очередь диалог и компромисс, а не жесткие корпоративные правила. В ней слишком много возможностей, она нелинейна. Успешные и необходимые с точки зрения власти меры (та же пенсионная реформа) могут быть восприняты обществом резко негативно
22.11.2018

Ничего не должны. Почему Кремль разучился контролировать социальную повестку

Вместо того чтобы ориентироваться на избирателей, как это происходит в демократиях, российские чиновники концентрируются на запросах политических кураторов, для которых важны технократические показатели успешности работы. Для губернаторов это может быть экономический рост или уровень бюджетного дефицита. Для политиков – степень патриотичности и лояльности. В сочетании с сокращением ресурсной базы это ведет к тому, что представители власти все чаще срываются и откровенничают с обществом языком не политиков, а бухгалтеров. Сказанное в 2016 году «денег нет, но вы держитесь» теперь звучит постоянно и на разных уровнях власти
20.11.2018

Цеповяз и другие ВИП-осужденные. Зачем нужна роскошь в российских тюрьмах

Деньги, конечно, играют здесь важную роль, но далеко не основную. Особые условия можно получить за особые услуги. Чего хочет начальник зоны? Он хочет покоя и тишины. Чтобы на него никто не жаловался, не писал в прокуратуру, не шастали комиссии. Как это обеспечить? Договориться с блаткомитетом
2.11.2018

Зачем Россия вводит санкции против украинских бизнесменов и политиков

С помощью санкционного списка Москва предлагает украинским олигархам не столько поддержать гипотетического пророссийского кандидата на выборах, сколько поучаствовать в реконструкции некоего довоенного статус-кво с консолидацией сил пресловутого юго-востока Украины, возможно, с реинтеграцией Донбасса в Украину, и покончить с мешающей бизнесу войной
25.10.2018

Размывая угрозу. Чему учит Россию иранский опыт борьбы с коллективным давлением Запада

Значительная часть элементов того, что раньше считалось «иранской угрозой», никуда не делась. Но образ этой угрозы уже не цельный, и позиция Запада становится менее однозначной, и санкционный фронт разваливается. Этот путь остается доступным и для российских властей
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。