В 2010—2011 годах строительство российских Вооруженных сил подойдет к точке бифуркации, когда военно-политическому руководству страны придется с большей или меньшей определенностью выбрать один из двух или трех сценариев дальнейшего развития. При этом не исключено, что сценарии эти будут прямо противоположны один другому. Таким образом, состояние российской армии через десять лет будет прямо зависеть от того, какой из сценариев будет избран.

Выбор властей будет определяться рядом объективных и субъективных факторов. К объективным следует отнести, прежде всего, демографическую ситуацию: юноши, которые могут начать службу в 2020-м, уже родились, и их количество никак не может измениться. В 2011-м в стране будет 648 тыс. восемнадцатилетних, в 2012-м — 662 тыс., в 2013-м — 641 тыс., в 2014-м — 613 тыс., в 2015-м — 592 тыс., и далее по нисходящей. Количество восемнадцатилетних начнет незначительно расти лишь в 2022—2023 годах. Это означает, что любой план строительства Вооруженных сил должен (далеко не факт, что будет) учитывать нарастающий дефицит мужского населения в наиболее продуктивном возрасте между 18 и 30 годами. Ниже я попытаюсь спрогнозировать, какое влияние демографический фактор способен оказать на каждый из вариантов развития Вооруженных сил.

Еще одним объективным фактором является происходящая сейчас революция в военном деле. Суть этой революции (ее еще называют эпохой войн шестого поколения) в том, что помимо суши, моря, воздушного и космического пространства появилась новая среда военного противоборства — информационная. Информационные технологии дают их обладателю исчерпывающую, максимально подробную информацию о действиях противника; они позволяют, находясь за сотни и тысячи километров от зоны конфликта, наносить удары по врагу с помощью высокоточного оружия. Интенсивно развиваются роботизированные средства вооруженной борьбы. В этих условиях строительство Вооруженных сил в соответствии с научно-техническими достижениями требует высокого уровня образования и боевой подготовки всех военнослужащих. Армия, отвечающая этим требованиям, не может быть столь многочисленной, как это планирует сегодня российское руководство. Ни сейчас, ни в ближайшие годы в России просто не будет миллиона человек, обладающих подобными навыками.

Наконец, объективным фактором является и то, что унаследованный от СССР ракетно-ядерный потенциал (даже в том случае, если он будет в ближайшие 10 лет существенно сокращен из-за неизбежного старения) останется на обозримую перспективу надежной гарантией того, что ни одно из государств не рискнет совершить агрессию против нашей страны. России достаточно заявить (как это уже сделано в новом варианте Военной доктрины), что в случае агрессии, которую она не сможет остановить с помощью обычных вооруженных сил, она готова применить ядерное оружие первой. Это способно обеспечить надежное сдерживание любого потенциального агрессора. …