Среднеазиатская стабильность

    • Комментарий Carnegie.ru

    Кочарян и Атамбаев. Двойной портрет транзита власти на постсоветском пространстве

    Оба бывших президента – типичные клановые лидеры с заметным количеством сторонников. Оба наглядно показывают, насколько непростым и рискованным занятием по-прежнему остается процесс передачи власти на постсоветском пространстве

    • Комментарий Carnegie.ru

    Восточный транзит. Как проходит передача власти в Казахстане

    Подкаст Московского центра Карнеги: Александр Баунов, Александр Габуев и Аркадий Дубнов обсуждают результаты выборов в Казахстане

    • Комментарий Carnegie.ru

    Деперсонализация режима. Каким будет Казахстан Токаева

    Пока структура казахстанского общества достаточно простая, а гражданская активность остается уделом алматинской молодежи, у тандема Назарбаев – Токаев есть шанс снизить неопределенность и провести политическую модернизацию сверху. Это вполне укладывается в видение первого президента, который считает себя отцом независимости. Успех политических реформ даст Назарбаеву еще и статус отца казахстанской демократии и не позволит пересмотреть его достижения спустя десятилетия, когда институты заработают в полную силу

    • Комментарий Carnegie.ru

    Транзит перед транзитом. Что показала президентская кампания в Казахстане

    Предрешенная победа Токаева на президентских выборах не означает, что на нем транзит в Казахстане будет окончен. Передать власть на постоянной основе своей дочери – для Назарбаева важнейшая задача. Отцовская любовь тут ни при чем: Назарбаев просто не хочет, чтобы после его ухода казахстанская элита занялась дележом аккумулированных им капиталов. Также для него очень важно, чтобы в будущем никто не поставил под сомнение созданный им образ основателя независимого государства. Реальность такова, что на вычищенной за 30 лет политической сцене у Назарбаева остались лишь те, кто завтра обязательно попробует провести свой XX съезд

    • Комментарий Carnegie.ru

    Зона ускоренного транзита. Зачем в Казахстане проводят досрочные выборы

    Казахстанский транзит все больше напоминает ловушку для Назарбаева. Он хочет выстроить процесс так, чтобы все прошло по его плану, без сбоев. Но вся система работает, только когда он сам находится у руля. Нет ни одного человека, кто мог бы с абсолютной точностью воспроизвести то, что задумал первый президент. Сам Назарбаев держит Казахстан в кулаке, но кулак постепенно слабеет, а Токаева и Даригу при всей их влиятельности могут уважать – но не боятся

    • Комментарий Carnegie.ru

    Казахстанский эксперимент и перспективы его экспорта в Россию

    В отличие от Назарбаева на Путина вряд ли сильно повлиял узбекский опыт, когда смерть Ислама Каримова и дальнейший дележ власти плохо закончились для семьи президента. Много ли оставит после себя Путин из того, что потребует защиты? Представляется, что его первая забота вовсе не семья или семейный бизнес, а проблемы иного измерения – что будет с Крымом, присутствием России в Сирии и способностью страны отстаивать свой суверенитет, выдерживать конфронтацию с США и НАТО

    • Комментарий Carnegie.ru

    Ограниченный местом в истории. Почему Назарбаев решил уйти

    Назарбаев был самым историоцентричным президентом постсоветского пространства. Все политики амбициозны, но он выделялся даже на их фоне. Он никогда не скрывал, что видит себя казахским Вашингтоном, Ататюрком, отцом-основателем государства по имени Республика Казахстан. Единственным сдерживающим и мотивирующим фактором для Назарбаева является именно история и его место в ней

    • Комментарий Carnegie.ru

    Совмещая закат и восход. Как отставка Назарбаева изменит Казахстан

    Еще до сегодняшней отставки Назарбаев ожидаемо стал главой Совбеза без единого голоса против (собственно, он никого всерьез и не спрашивал), после чего президентский пост стал ему по большому счету в тягость. Статус главы Совбеза и так дал Назарбаеву отдельный рычаг для управления всей репрессивной машиной страны, статус вечного лидера президентской партии «Нур Отан» – контроль над законодателями, а в сторону президентского кресла полетели шишки

    • Комментарий Carnegie.ru

    Доступ к ячейке. Что отставка Назарбаева означает для внутренней политики России

    Раньше неформальный авторитет лидера нации и президентский пост, который и был главным инструментом создания этого авторитета, существовали в нераздельном единстве. Теперь они разделены. Возникает система, похожая на доступ к банковской ячейке с двумя ключами, и из-за новизны конструкции не ясно, какой процент власти останется с президентским постом, а какой – со сменившим пост лидером

    • Комментарий Carnegie.ru

    Прорыв или проигрыш. Что означает вывод американских войск из Афганистана

    США хотят начать вывод войск через 18 месяцев, а закончить – через 24; талибы – начать уже через три месяца, а закончить – через шесть. У каждой из сторон тут своя логика. Американцы хотели бы приурочить активную фазу вывода войск к разгару президентской кампании в 2020 году. У талибов – резоны тоже электоральные, но обратного свойства. Они стремятся сорвать июльские выборы президента Афганистана

Эксперты Карнеги, комментирующие тему:
Среднеазиатская стабильность

  • expert thumbnail - Баунов
    Александр Баунов
    Главный редактор Carnegie.ru
    Александр Баунов — журналист, публицист, филолог, бывший дипломат. Он является главным редактором Carnegie.ru.
  • expert thumbnail - Кожанов
    Николай Кожанов
    Бывший консультант программы «Внешняя политика и безопасность»
  • expert thumbnail - Тренин
    Дмитрий Тренин
    Директор
    Московского Центра Карнеги
    Дмитрий Тренин, директор Московского Центра Карнеги, является председателем научного совета и руководителем программы «Внешняя политика и безопасность».

Подпишитесь
на анонсы
Карнеги

Личная информация
Пожалуйста, обратите внимание

Вы покидаете сайт Центра мировой политики Карнеги-Цинхуа и переходите на сайт Московского Центра Карнеги.

请注意...

你将离开清华—卡内基中心网站,进入卡内基其他全球中心的网站。