Среди причин конфликтогенности Северного Кавказа автор отмечает тяжелое экономическое положение, рост имущественного неравенства, безработицу, конкуренцию между группами интересов и этническими кланами, пропасть между властными элитами и обществом, «эксклюзивную» даже по российским меркам коррупцию, религиозный экстремизм, пограничные проблемы между отдельными республиками и внутри республик. К относительным достижениям федеральной власти за последние десять лет А. Малашенко причисляет прекращение войны в Чечне, а также смену прежних непопулярных, отторгавшихся обществом президентов на новых, с которыми население связывало определенные надежды. «В итоге Центру удалось добиться хотя и хрупкого, но все же мира, предложив местным элитам имплицитное согласие, сводящееся к следующему: в обмен на лояльность и послушность мы не станем вмешиваться в то, каким образом вы ведете ваши внутренние дела», — пишет А. Малашенко. Негативными результатами действий власти на Северном Кавказе автор считает отсутствие стабильности и перманентный политический кризис, снижение роли политических институтов и партий, неспособность федеральной и местной власти контролировать ситуацию, расчет на конкретного лидера в сочетании с установкой на силовое решение проблем. «Главное, чего власть не сумела достичь, - это сделать стабильность стабильной», — считает А. Малашенко.

В заключение автор дает прогноз развития ситуации на Северном Кавказе. «Решить проблемы Северного Кавказа в одночасье невозможно. Можно бесконечно менять президентов, «мочить» экстремистов, грозить пальцем коррупционерам и закачивать в регион миллиарды рублей из федерального бюджета. Северный Кавказ остается частью России со всеми ее проблемами и бедами, с собственными вертикалями власти, имитирующими на свой лад вертикаль федеральную», — пишет А. Малашенко.