150-летие со дня падения крепостного права в России — одно из немногих событий отечественной истории, которое имеет хоть какой-то шанс отозваться в нынешней политической повестке дня. Правда, очень незначительный по сравнению, например, с мощной пропагандистской накачкой, сопровождавшей 4 года назад 90-летие Февральской революции.

Это и понятно. Юбилей Февраля власть имущие использовали для того, чтобы еще раз объяснить обладающему короткой памятью российскому обывателю, что есть абсолютное зло. Это разрушение государственности, пусть даже неэффективной и вызывавшей стойкую социальную неприязнь у миллионов соотечественников.

Среднестатистическому россиянину доказывали, что у него нет альтернативы: либо жесткая централизованная власть, либо хаос, из которого ничего, кроме страшной кровавой диктатуры, появиться не может.

На фоне тучных нефтегазовых лет подобное объяснение многим людям казалось вполне логичным. Свести к столь же простым и подходящим к моменту пропагандистским формулам реформы Александра II вряд ли получится.

Впрочем, момента, подходящего для осмысления роли этого правителя в нашей истории за последние сто лет, пожалуй, и не было. После 1917 года большевики разрушили многочисленные памятники царю-освободителю (а, к примеру, в Болгарии в каждом крупном городе существовали и во времена социализма, сохранились и поныне улицы, названные именем Александра II в честь победы над Османской Турцией в войне 1877—1878 годов). Ненависть большевистской власти к Александру II была понятной: он своими либеральными реформами олицетворял альтернативный путь развития страны, который они прервали в 1917 году. Но и нынешней власти царь-освободитель особо не нужен. Фигура он, в истинном смысле этих слов, сложная и противоречивая, наглядный пример отца народа, твердо боровшегося со всякой крамолой и успешно укреплявшего родную российскую государственность, из него не сделаешь. Даже если постараться, все равно получится неубедительно. А коли так, то какой прок в еще одной попытке политизации истории? Ведь пытались же «осовременить» и Александра Невского, и Минина с Пожарским, но общественное мнение осталось равнодушным к подобным попыткам. ...

Полный текст статьи