"Арабские революции" в странах Ближнего Востока и Северной Африки привели к кризису на рынке и заставили взлететь нефтяные котировки до уровней в $120 за баррель. Нефтяные кризисы, последовавшие за эмбарго 1973 г. и революцией в Иране в 1979 г. приводили к экономическим рецессиям. Взлет нефтяных цен в середине 2008 г. стал еще одним шагом к углублению последнего глобального кризиса. Вслед за ростом цен на нефть растут издержки и инфляция, что бьет по потребителям. Приведет ли рост нефтяных котировок к экономическому спаду в мировой экономике?

С.Алексашенко: Добрый день! Вы смотрите программу «Диалог с Сергеем Алексашенко» на телеканале РБК-ТВ. И говорить мы сегодня будем о самом главном в нашей жизни. Вы, наверное, уже догадались, что это нефть. Мне кажется, что в стране уже не осталось человека, который бы ни понимал, что наше благополучие зависит от нефти. Но боюсь, что не все понимают - насколько. Более 40% доходов федерального бюджета - это доходы от нефти. Более 55% российского экспорта - это нефть и нефтепродукты. И стоит ценам на нефть уйти чуть-чуть вверх - мы себя чувствуем хорошо, в стране все замечательно. Стоит ценам опуститься - у нас все плохо и курс рубля летит вниз. Понятно, что Россия зависит от того, что происходит в мире. Мировой рынок нефти - один из наиболее сложных, наиболее непредсказуемых, наиболее крупных. За последние годы доля торговли нефтью составляет 10% мировой торговли вообще.

И сегодня на эту тему, на тему того, что происходит на рынке нефти, какие тенденции там наблюдаются, как влияют растущие цены на нефть на мировую экономику, мы будем разговаривать с Владимиром Дребенцовым, главным экономистом группы ВР по России и СНГ. Владимира в качестве собеседника мы выбрали неслучайно. Группа BP отличается не только тем, что она является активным инвестором в России, это такая уникальная компания, которая уже 60 лет выпускает статистический обзор рынка нефти. Это уникальный продукт, на который ссылаются все специалисты, которые работают в этом секторе. Насколько я понимаю, Владимир тоже активно участвует в этой работе. Он нам сегодня не будет рассказывать о тех выводах, которые будут там содержаться, но косвенно мы, наверное, узнаем, что происходит в мире.

Итак, Владимир, в последнем годовом обзоре МВФ, выпущенном буквально несколько недель назад, есть специальная глава «Дефицит нефти» - влияние на рост и глобальные дисбалансы. В этом докладе звучит парадоксальный вывод, который я раньше для себя не отслеживал, даже, честно говоря, мне в голову такое не приходило. Специалисты МВФ говорят, что в мировой экономике эластичность потребления нефти по цене на нефть крайне низка, они оценивают ее в 0,02%. И говорят, что если цена на нефть в мире будет расти на 10% ежегодно в течение 20 лет, то это приведет к снижению спроса на нефть на 0,7% . Что за парадокс?

В.Дребенцов: Ну, я не думаю, что это можно причислить к парадоксам. Дело в том, что нефть - это еще не очень хорошо заменяемый продукт в тех областях, где она в основном применяется. Известно, что большая часть нефти используется на транспорте, и до сих пор достойной альтернативы, пригодной для широкомасштабного использования, человечество просто не изобрело. Поэтому до тех пор, пока человечеству нужна нефть как основной источник для моторного топлива, эластичность будет достаточно низка.

С.Алексашенко: То есть весь вред от автомобилей. Мы сами создаем себе проблему.

В.Дребенцов: Нет, это не проблема, это развитие.

С.Алексашенко: Ну как не проблема? Растет цена на нефть, растет цена на бензин. По последним опросам, в Великобритании уже 52% англичан готовы сокращать количество поездок в магазины, потому что они хотят экономить на бензине.

В.Дребенцов: Это правда. В странах, причем в основном не в европейских странах, а в США, достаточно быстро происходит эффект сокращения спроса при росте цен на моторное топливо, прежде всего на бензин, на дизельное топливо. В Соединенных Штатах эффект гораздо более прямой, потому что доля налогов в цене ниже, поэтому гораздо быстрее переходи эффект повышения мировых цен на нефть на то, как это чувствует потребитель. И люди действительно начинают меньше ездить или сокращать расстояние своих поездок. Это нормальный эффект, это балансирование спроса и предложения. Я бы сказал, что со стороны спроса особых проблем для рынка нефти нет. Я думаю, что специфика и проблема рынка нефти состоят в том, что предложение не очень чувствительно к изменениям.

С.Алексашенко: Мы вернемся к предложению. Я хочу сначала со стороны спроса... Сотрудники МВФ - я не помню, чтобы они когда-то так глубоко анализировали рынок нефти, - не очень боятся растущих цен на нефть. Они считают, что эффект на мировую экономику, конечно, будет, будет сдерживающим, но не столь страшным, как нам казалось. Они считают, что такой умеренный рост цен со скоростью 5-7% в год ни к чему страшному не приведет. ...

Полный текст передачи