Многие наблюдатели полагали, что украинские власти, которые сейчас очень нуждаются в поддержке со стороны США и Евросоюза в качестве противовеса прессингу, сохраняющемуся со стороны России, постараются избежать обвинительного приговора экс-премьеру Юлии Тимошенко. Тем не менее приговор — и суровый — бывшему председателю украинского правительства вынесен: Тимошенко осуждена на семь лет лишения свободы.

В таком как минимум нерациональном, по мнению многих, поведении нынешних властей Украины есть, по-видимому, своя логика. Она — в том, что во властных кабинетах в Киеве полагают: через какое-то время, несмотря на текущие издержки, в отношениях с Западом удастся снять напряжение и нормализовать взаимодействие. Каким образом? — в руководящих кругах Украины, судя по всему, считают это вопрос хотя и важным, но техническим. Гораздо важнее — минимизировать внутриполитические риски, связанные в первую очередь с будущими парламентскими выборами. Отсутствие на них наиболее сильного из оппозиционных политиков — это самая надежная гарантия сохранения власти. Гораздо более надежная, чем обещания лидеров самых дружественных стран мира, вместе взятых.

Другой — не менее важный — вопрос состоит в том, каким образом руководство Украины будет использовать приговор Тимошенко в качестве инструмента давления на Россию с целью добиться пересмотра цен на поставляемый газ. Станет ли Киев применять это новое оружие немедленно — или же предпочтет, используя фактор потенциальной угрозы, добиваться своего, при этом стремясь не очень-то злить Москву?

Возможны оба варианта. Первый вариант может оказаться подходящим, если в Киеве решат, что Россия сейчас, в силу многих причин внешнего и внутреннего характера, не готова к новой «газовой войне» и будет вынуждена пойти на уступки. Но в таком решении есть и серьезные риски. Что если Путин в ответ займет жесткую позицию и начнет серьезную борьбу? А ведь газ Украине нужен «здесь и сейчас».

Так что не исключен второй вариант: после взаимных жестких заявлений стороны втихую попытаются договориться на основе компромисса. Но даже в этом случае компромисс в политическом и, возможно, в экономическом плане будет, скорее всего, «сдвинут» в сторону Украины.