Содержание

Переплетение неядерных вооружений с ядерными, а также с их вспомогательными силами и средствами увеличивает риск непреднамеренной эскалации. Однако степень серьезности этого риска до сих пор обсуждали только американские специалисты. И вот теперь изучением этой проблемы занялись рабочие группы Фонда Карнеги. Перед исследователями из России и Китая были поставлены следующие вопросы: насколько велик риск эскалации, возникающий в результате переплетения ядерных и неядерных вооружений, и как взгляды авторов соотносятся с позициями стратегических сообществ их стран.

Определение понятия «переплетение ядерных и неядерных вооружений»

Переплетение ядерных и неядерных вооружений может проявляться в различных аспектах: это и средства доставки двойного назначения, которые могут оснащаться как ядерными, так и неядерными боевыми частями (БЧ); и совместное размещение ядерных и неядерных сил, включая объекты их инфраструктуры; и нацеливание неядерных средств на ядерные объекты и относящиеся к ним системы командования, управления, связи и информации (C3I). Кроме того, новейшие технологические разработки увеличивают степень переплетения неядерных вооружений с ядерными и с их вспомогательными силами и средствами.

Российская точка зрения, представленная Алексеем Арбатовым, Владимиром Дворкиным и Петром Топычкановым

Переплетение неядерных и ядерных вооружений, которое обусловлено развитием технологий и военных доктрин как в России, так и в США, повышает риск того, что неядерный конфликт — даже локальный — стремительно и непреднамеренно перерастет в мировую ядерную войну. Политические и военные эксперты, в том числе российские, недооценивают эту опасность, потому что убеждены, что эскалация может быть только осознанной и преднамеренной.

Российская военная доктрина и переплетение обычных и ядерных вооружений

Концепция «воздушно-космической войны», которая лежит в основе современной стратегии России, сформулирована довольно расплывчато. Судя по всему, российские специалисты по вопросам стратегии исходят из представления о некоем относительно продолжительном военном конфликте, в ходе которого НАТО будет наносить неядерные воздушные и ракетные удары по российским объектам. Неизбежно возникнет ситуация, при которой Россия уже не сможет полноценно отражать эти удары, и ее военное руководство, оказавшись в таком положении, может прибегнуть к ограниченному применению ядерного оружия, чтобы заставить США и их союзников пойти на попятную. Подобный конфликт с нанесением ядерных и неядерных ударов, применением оборонительных и наступательных средств, а также баллистических и аэродинамических вооружений может создать условия для переплетения неядерных и ядерных вооружений.

Последствия применения неядерных стратегических вооружений

Российское руководство обеспокоено угрозой массированного обезоруживающего удара с применением неядерных высокоточных вооружений. В ходе неядерного конфликта у России может возникнуть опасение, что США собираются нанести такой контрсиловой удар. Например, поскольку российские стратегические подводные лодки и бомбардировщики дислоцируются на тех же самых базах, где находятся корабли и самолеты многоцелевого назначения, удары по последним могли бы непреднамеренно поразить стратегические средства.

При этом эффективность гипотетической попытки США нанести обезоруживающий удар с применением крылатых ракет с неядерной БЧ (а в будущем — с использованием гиперзвуковых ракетно-планирующих средств) при поддержке средств противоракетной обороны кажется весьма спорной. Тем более что Россия уже инвестирует в те виды вооружений, которые должны будут обеспечить выживаемость ее ядерных сил.

Если взглянуть на эту проблему с более реалистичных позиций, то окажется, что у российского руководства может и не быть оснований для опасений. Однако на самом деле беспокойство Москвы может быть вызвано ее неуверенностью в том, что угроза массированного ответного ядерного удара может удержать противника от нанесения первого неядерного удара. В действительности же Москва могла бы ответить на более ранней стадии — ограниченным стратегическим ядерным ударом. Или могла бы даже нанести упреждающие выборочные ядерные удары, чтобы помешать военно-морским и военно-воздушным силам США, действия которых были восприняты как подготовка к нанесению или нанесение массированного воздушно-космического удара.

Совместное размещение ядерных сил и сил общего назначения в СССР, а теперь в России было (и остается) обусловлено экономическими и административными соображениями, а отнюдь не стратегической целью сдерживания США от нанесения неядерных ударов по российским силам общего назначения с помощью угрозы ядерной эскалации.

На данный момент возможности России нанести неядерные удары по стратегическим объектам США весьма ограниченны, хотя они могут увеличиться за счет развертывания гиперзвуковых вооружений. Тем не менее выборочные удары, например по радарам, расположенным в Великобритании, Гренландии и на Аляске и предназначенным как для предупреждения о ракетном нападении, так и для обеспечения операций сил противоракетной обороны, несмотря на то что выглядят целесообразными, повышают опасность эскалации.

Противокосмическое вооружение и переплетение ядерных и неядерных средств

Как представляется, и у США, и у России есть значительный арсенал неспециализированных противоспутниковых вооружений и вооружений, которые потенциально могут применяться в качестве противоспутниковых. По мнению российского военного руководства, эффективность имеющихся у стран НАТО высокоточных неядерных вооружений большой дальности зависит от обеспечивающих систем космического базирования, что делает их уязвимыми, и Россия даже в условиях неядерной войны не упустит возможность этим воспользоваться. Россия также обеспокоена угрозой ее собственным спутникам.

Переплетение обычного и ядерного оружия возникает здесь из-за того, что некоторые спутники, которые могли бы стать объектом нападения в неядерном конфликте, также обслуживают американские или российские стратегические ядерные системы. Их уничтожение может быть чревато немедленной эскалацией военных действий до уровня ядерной войны, особенно если учесть, что стратегические силы, вероятно, будут находиться в высшей степени боеготовности даже в случае локального вооруженного конфликта. 

Целями могут оказаться спутники связи — некоторые из них играют важную роль в оперативном управлении находящимися на патрулировании ракетными подводными лодками и бомбардировщиками. Еще более опасными могут быть последствия нападения на спутники раннего предупреждения. Они, скорее всего, не станут объектами противоспутниковых операций в ходе неядерной войны, но полной уверенности в этом нет. В частности, чтобы обеспечить эффективность нанесения выборочных стратегических ядерных или неядерных ударов, пришлось бы преодолевать систему противоракетной обороны противника, для чего сначала потребовалось бы нейтрализовать спутники системы раннего предупреждения.

Потеря российских спутников системы раннего предупреждения могла бы быть воспринята как предвестник контрсилового удара и спровоцировать Москву на пуск межконтинентальных баллистических ракет. Впрочем, в рамках стандартных процедур пуск, вероятно, предполагает, что нападение подтверждено наземными РЛС дальнего обнаружения или что они уничтожены противником.

Китайская точка зрения, представленная Туном Чжао и Ли Бинем

Риски непреднамеренной эскалации вследствие переплетения ядерных и неядерных вооружений вполне реальны и становятся все серьезней. Однако в контексте китайской политической позиции они менее значимы, чем полагают многие зарубежные эксперты.

Китайская стратегическая позиция по вопросу эскалации

Непреднамеренная эскалация обычно не рассматривается в рамках китайской стратегической доктрины. Более того, Китай практически никогда не сталкивался с ситуацией ядерного кризиса, в отличие от Советского Союза и США, которые уже осознали реальность и масштаб ядерной опасности.

В последние годы Пекин уделяет больше внимания анализу и изучению рисков непреднамеренной эскалации, хотя этому процессу мешает отсутствие прозрачности внутри системы. Большинство китайских экспертов (если не все) абсолютно уверены, что Китай не будет применять ядерное оружие первым, и считают, что этот принцип является важным вкладом в предотвращение эскалации. Многие китайские эксперты считают, что военные технологии сами по себе не делают эскалацию более или менее вероятной. Напротив, они подчеркивают значение конкретных стратегий развертывания и применения вооружений. Кроме того, в среде китайских экспертов существует мнение, что особое внимание США к вопросу о рисках эскалации обусловлено стремлением помешать законным действиям Китая в области модернизации своих вооруженных сил.

Многофункциональный характер и неоднозначность некоторых видов вооружения

Многофункциональный характер определенных видов вооружений и военной инфраструктуры, которые могли бы стать объектом нападения в условиях конфликта, может привести к непреднамеренной эскалации. Например, некоторые китайские эксперты заявляют, что в случае войны с применением обычного оружия Китаю следует рассмотреть вариант уничтожения американских спутников системы раннего предупреждения, чтобы обеспечить эффективность неядерных ударов китайских ракет по региональным целям. Однако США могут увидеть в таких ударах весьма провокационную попытку подорвать американские возможности оперативного обнаружения и перехвата китайских межконтинентальных баллистических ракет (МБР), запущенных для поражения целей на территории США.

Также могут быть неверно истолкованы действия по развертыванию или применению наступательных вооружений, которые представляют угрозу как для ядерных объектов, так и для неядерных. Некоторые операции с применением автономных необитаемых подводных аппаратов (АНПА), например, могут угрожать как атомным подводным лодкам противника, вооруженным баллистическими ракетами (ПЛАРБ), так и многоцелевым подводным лодкам. Таким образом, если бы США захотели создать угрозу только для многоцелевых подводных лодок Китая, но не для ПЛАРБ, Китай мог бы решить, что его ядерные силы и средства сдерживания морского базирования находятся в опасности.

Китай в прошлом не осуществлял переплетение ядерных и неядерных сил для защиты последних. Однако в настоящее время военное командование страны считает, что такое переплетение может быть полезным в этом отношении, и не собирается приступать к процессу разделения, чтобы не увеличивать таким образом уязвимость своих неядерных сил.

Различные точки зрения на развертывание и применение определенных видов вооружения

Одна из сторон может неверно интерпретировать действия другой стороны из-за несовпадения взглядов на цели и потенциальные последствия развертывания определенных видов вооружения или из-за различной оценки обстоятельств, в которых может быть использовано это оружие. Например, существует вероятность, что Соединенные Штаты переоценивают риск применения Китаем противоспутниковых вооружений в условиях конфликта, поэтому могут неверно интерпретировать некоторые действия Пекина и слишком остро на них отреагировать, — например, Вашингтон может нанести обезоруживающий удар по предполагаемым объектам и средствам противоспутниковой обороны Китая.

С другой стороны, руководство США утверждает, что противоракетная система высотной зональной обороны театра военных действий (THAAD), развернутая на территории Южной Кореи, предназначена исключительно для защиты от ракетного нападения со стороны КНДР. Однако китайские эксперты считают, что она направлена против Китая и что Китай должен быть готов к нанесению удара по системе THAAD в случае американо-китайского военного конфликта. Если бы Пекин нанес такой удар, США и Китай по-разному оценивали бы обстоятельства, в которых это произошло. Китай, вероятно, считал бы, что такой удар вполне понятен и оправдан и не предполагает чрезмерной реакции со стороны США. Лица, принимающие важнейшие решения в правительстве США, напротив, скорее всего, сочли бы такой удар в высшей степени провокационным.

Переплетение ядерных и неядерных средств и принятие рисков

Разработка и развертывание определенных неядерных систем вооружений способны повлиять на поведение страны в кризисной ситуации, а также на то, примет ли она решение пойти на риск и сделать ставку на эскалацию конфликта. Например, китайские эксперты, основываясь на заявлениях американских официальных лиц и на публикациях в СМИ, полагают, что правительство США рассматривает возможность использования кибернетического оружия для того, чтобы подорвать стратегические ракетные арсеналы и системы оперативного управления ядерными силами потенциальных противников в условиях кризиса. Чтобы создать эффективные силы и средства для кибернетических операций, США необходимо в мирное время постоянно проводить зондирование систем управления противника с целью составить карту сетевой инфраструктуры и выявить ее потенциально уязвимые места. Такие разведывательные кибернетические операции могут быть замечены противником, и он будет предупрежден о потенциальной угрозе кибернетических атак против его ядерных сил сдерживания. Осознание же уязвимости в кризисной ситуации может привести к тому, что сторона станет менее склонной к риску и, следовательно, более склонной к эскалации конфликта.

Неопределенность оперативной обстановки

Поступление на вооружение некоторых неядерных технологий может уменьшить или, напротив, усугубить неопределенность оперативной обстановки, что, в свою очередь, повлияет на вероятность непреднамеренной ядерной эскалации. Некоторые китайские аналитики, особенно те, кто ратует за применение противоспутникового оружия в случае ограниченной региональной войны с США, склонны рассматривать неопределенность оперативной обстановки в результате нанесения таких ударов как тактическое военное преимущество Китая. Еще одним следствием неопределенности оперативной обстановки может стать неверная интерпретация США таких, например, действий Китая, как проведение военных учений или мобилизация ракетных войск. Вашингтон может посчитать это подготовкой к фактическому применению ядерного оружия и нанести упреждающий удар по ядерным силам и средствам Китая. Неопределенность оперативной обстановки может также создать преграды для эффективного обмена информацией между сторонами. Тот факт, что США расширяют использование автономных безоператорных боевых систем, например АНПА, которые теоретически способны подорвать ядерный потенциал Китая, иллюстрирует актуальность этой проблемы.

Практические выводы, сделанные Джеймсом Эктоном с американской точки зрения

По иронии судьбы уверенность в том, что непреднамеренная эскалация конфликта практически невозможна, в действительности делает ее более вероятной. Дело в том, что из-за этой уверенности в мирное время политические и военные лидеры не готовы идти на снижение рисков, а в военное время склонны интерпретировать неоднозначные события в самом негативном свете. Уменьшение рисков должно быть приоритетной задачей для правительства США, но, судя по всему, пока это не так. 

Односторонние меры

На данный момент политические отношения между США и Китаем и между США и Россией находятся в довольно плачевном состоянии, к тому же каждое из государств придерживается собственной точки зрения на то, кто виноват в повышении риска эскалации. Поэтому односторонние действия представляются в настоящее время наиболее разумным и реалистичным подходом к снижению рисков. Лица, отвечающие за принятие стратегических решений в условиях кризиса, должны быть лучше информированы о рисках непреднамеренной эскалации и осознавать всю сложность этой ситуации. Что должно найти свое отражение в политике закупок военной техники и снаряжения, а также в военном планировании. В идеале Китай, Россия и Соединенные Штаты должны приступить к этому процессу, не оглядываясь на действия друг друга.

Межправительственный диалог

Организация и проведение американо-китайских и американо-российских межправительственных обсуждений представляют более серьезную проблему. На первом этапе целью такого диалога может стать формирование более точной оценки рисков эскалации — за счет того, что стороны лучше станут понимать точку зрения потенциального противника. Начать можно с обсуждения вопросов о новейших неядерных вооружениях, о выживаемости размещенных в космосе средств системы оперативного управления ядерными силами, а также о взаимодействии кибернетических вооружений и систем оперативного управления ядерными силами.

Совместные действия

В долгосрочной перспективе укрепление доверия и даже появление формальных инструментов контроля могут сыграть важную роль в снижении рисков, но пока все это кажется маловероятным. Тем не менее правительства могут и должны начать свою работу по разработке и оценке предложений по указанной проблеме. Соединенным Штатам и России следует провести оценку соглашений о транспарентности, которые препятствовали бы «негласному сосредоточению» средств доставки крылатых ракет морского и воздушного базирования в пределах досягаемости «стратегических целей» другой стороны; заключить соглашение о запрете на испытания и развертывание специализированных видов противоспутникового оружия и учесть межконтинентальные ракетно-планирующие средства в рамках основных предельных уровней, которые будут установлены в следующем за СНВ-3 соглашении.

Существует множество проблем на пути выработки совместного подхода. И все же, несмотря на реальные и серьезные разногласия между США и Россией и между США и Китаем, три государства должны приложить максимум усилий для снижения рисков непреднамеренной эскалации, чтобы не оказаться на грани ядерной войны или даже перейти эту грань.