Демкоалиция раскололась почти мгновенно, без особых споров, дискуссий и поиска компромиссов. Еще несколько месяцев назад Михаил Касьянов и Алексей Навальный стояли на одной сцене, махали шариками и обещали поднять волну перемен. Вместо этого волна унесла сам союз. Коалиционный договор зафиксировал только взаимные претензии, а его участники вместо того, чтобы бороться за власть, повздорили между собой за частичку административного ресурса.

Коалиционный палимпсест

Для разрушения демократической коалиции на основе ПАРНАСа, в которую входили Партия прогресса Алексея Навального, «Демвыбор», Партия 5 декабря и либертарианцы, Кремлю понадобилось немного усилий. После выхода на НТВ фильма «Касьянов день», где экс-премьер Михаил Касьянов нелестно отзывается о соратниках по союзу, оппозиционный блок почти сразу рассыпался. Команда Навального и «Демвыбор» потребовали от Касьянова участвовать в праймериз, хотя в договоре о создании союза он получал первое место в списке на выборах в Госдуму по умолчанию. Касьянов предсказуемо отказался.

От казавшегося на первый взгляд нерушимым союза не осталось и следа: уступать не хочет ни одна из сторон. Каждая ссылается на пункты коалиционного договора, хотя в этом документе как раз и был прописан сценарий распада и линии, по которым пойдут трещины. Участники открыто указали на свои амбиции, взаимное недоверие и противоречия на старте. Договор – документальное свидетельство того, что коалиция все равно бы распалась.

Поначалу казалось, что союз оппозиционеров строится на надежной прагматической основе. У ПАРНАСа была льгота на выдвижение кандидатов в Госдуму без сбора подписей (на этом этапе избиркомы обычно отсеивают нежелательных политиков), но недоставало лиц, которые могли бы привлечь избирателя. Алексей Навальный – яркая фигура, его сторонники сплочены и мобилизованы, а команда получила опыт набора волонтеров и агитации на выборах мэра Москвы 2013 года, где Навальный занял второе место.

Все сходилось достаточно удачно: оппозиция впервые с 2003 года могла выдвинуть кандидатов на выборах – до реформ Дмитрия Медведева 2012 года партийное и избирательное законодательство ставило фактически непреодолимые барьеры. В ее рядах появился узнаваемый и достаточно популярный политик – Алексей Навальный, который хотя сам и не может баллотироваться из-за приговора суда, но вполне способен обеспечить поддержку коалиции. Участники союза подчеркивали, что разногласий между ними нет и быть не может: все шаги обсуждаются в конструктивных дискуссиях, а гарантом существования блока служит договор.

Правила игры в этом документе были действительно прописаны, но получились такими, что каждый участник мог трактовать их в свою пользу. Договор представляет собой палимпсест, на котором хорошо видно, что было написано вначале, что немного исправили, а что нацарапали поверх заново. Его основные пункты противоречат друг другу и свидетельствуют об изначальных намерениях и желаниях сторон, каждая из которых понимала сотрудничество по-своему, пыталась обеспечить себе выгодные условия и тянула одеяло на себя.

И выбирать, и резервировать

Основа договора – проведение праймериз для отбора кандидатов. Авторами идеи выступили соратники Навального. Но под влиянием руководства ПАРНАСа в договоренности было внесено уточнение: первое место без всякого предварительного голосования получал Касьянов, еще две позиции в первой шестерке списка также в обход процедуры резервировались за некими медийными лицами. Цель понятна – держатели лицензии ПАРНАС опасались, что на общем голосовании получат в списке не самые выгодные места: ни Касьянова, ни большинство функционеров партии нельзя назвать людьми популярными и известными. 

Такое резервирование первой тройки создало сразу несколько проблем. Руководство ПАРНАСа продемонстрировало свою слабость и страх перед поражением в предварительном голосовании. У потенциального избирателя Демкоалиции могли появиться сомнения: что во главе списка делают люди, которые боятся выборов даже в достаточно узком кругу сторонников? Кроме того, стало ясно, что Касьянов не очень-то доверяет своим партнерам по коалиции. Вывод первых мест списка из праймериз обнулял всю процедуру, которую все участники коалиции называли базовой, – а значит, договор терял смысл.

Позиции команды Навального, настаивавшей на проведении праймериз, тоже выглядят достаточно спорно. Отбор кандидатов и их ранжирование по местам уместны там, где на одно место претендует несколько сильных фигур, и партия таким образом проверяет их способность мобилизовать сторонников. Ярких и известных политиков в коалиции немного, поэтому процедура праймериз выглядит лишней: распределить места можно было на основании переговоров и соцопросов. Судя по всему, в соблюдение договоренностей со стороны руководства ПАРНАСа Навальный с соратниками тоже не очень доверяли.

Кроме того, предварительное голосование было выгодным для них как политтехнология. Количество выборщиков на праймериз оппозиции небольшое (это показала обкатка голосования на региональных выборах 2015 года), а при низкой явке сплоченное ядро сторонников Навального обеспечило бы его команде лучшие места в списке.

В то время как участники блока публично заверяли, что ряды оппозиции никогда не были такими сплоченными, внутри коалиции тлел конфликт. Гасить его не стали, просто взаимоисключающие пожелания сторон прописали в договоре. Пока до реальной кампании было далеко, все выглядело неплохо, а при столкновении с жизнью правила стали сбоить.

Праймериз Демкоалиции не вызвали особого интереса у избирателей, взаимные упреки начались еще до фильма. Руководство ПАРНАСа обвинило Навального в том, что тот мало агитировал за предварительное голосование, поэтому на него заявилось слишком мало выборщиков. Пошли разговоры, что праймериз вообще будут отменены. Если бы не фильм НТВ, раскол все равно случился бы либо накануне предварительного голосования, либо по его итогам, которые обязательно не признала бы одна из сторон.

Участники союза включились в игру по правилам Кремля, законодательно прописавшего ограничения по выдвижению кандидатов. Вместо того чтобы договариваться и вместе бороться за власть или хотя бы места в Госдуме, оппозиционеры стали конфликтовать друг с другом за частичку адмресурса, полученную ПАРНАСом, а точнее, Борисом Немцовым, который смог провести список партии в Ярославское заксобрание.

Самый очевидный вывод – демократическая оппозиция снова в минусе, а Кремль опять всех переиграл. Однако фальстарт с распадом, запущенный фильмом против Касьянова, дает время оппозиции перегруппироваться. Конструкция развалилась даже не в разгар агиткампании, а еще до выдвижения кандидатов: это значит, что опыт неудавшегося союза с фигами в кармане можно учесть и начать строительство коалиции заново, может, с другими людьми и в других комбинациях. Сторонники Навального, например, уже ведут переговоры о выдвижении на базе «Яблока».

следующего автора:
  • Андрей Перцев