Российские власти решили подрезать и без того не слишком затейливую интригу на приближающихся думских выборах и заранее разобраться с одномандатными округами. «Единая Россия» готова поделиться с тремя другими парламентскими партиями тридцатью одномандатными округами, и переговоры о разделе уже идут. Администрация президента не раз анонсировала акт доброй воли через СМИ.

Такой раздел должен был лишний раз продемонстрировать единство в рядах депутатов, которые не только безоговорочно поддерживают президента, но и готовы делиться с товарищами – широкий партийный народный фронт. Но на деле получилось, что российская политика куда живее, чем кажется, и ее участники ставят собственные интересы куда выше фронтовых задумок об общенациональном единстве.

Фронтовой идеал

Выборы по одномандатным округам вернул в 2012 году президент Дмитрий Медведев (отменены они были в 2005 году при Владимире Путине). Это было реакцией на многотысячные протесты в Москве. Избрание половины думского состава не по партийным спискам, а лично в округах должно было оживить политическую жизнь на местах и добавить разнообразия в парламенте.

Но радость от новых свобод была недолгой: еще во время принятия в законе прописали, что для регистрации самовыдвиженцы должны собрать в округе 10 тысяч подписей (на этом этапе избиркомы отсеивают нежелательных кандидатов). Потом право выдвижения своих представителей без сбора подписей оставили только у партий, имеющих фракцию хотя бы в одном региональном заксобрании (таких партий сейчас всего 14). В итоге после всех уточнений возвращение выборов по округам оказалось выгодно единороссам – в региональных парламентах побеждают, как правило, одномандатники, поддержанные партией власти. А из 14 льготных партий с резко-оппозиционной повесткой выступают только ПАРНАС и «Яблоко».

Тем не менее, несмотря на почти гарантированное избрание в целом лояльного Кремлю нового созыва Госдумы, с возвращением одномандатников ее управляемость снижается. За урапатриотические либо запретительные инициативы многие депутаты проголосуют без особых проблем, а вот с социальными вопросами – например, повышением пенсионного возраста или урезанием социальных расходов – могут возникнуть проблемы. Против таких инициатив будут голосовать даже многие единороссы: спрос в округе идет с депутата лично. В Госдуме прошлых созывов главными популистами были именно одномандатники.

Чтобы укрепить у депутатов понимание, что своим попаданием в парламент они обязаны не только избирателям, возникла идея поделить округа заранее. Ведь прошедшим по разделенным округам депутатам всегда можно будет напомнить, за счет кого и чего им достались эти места.

Кроме того, история с разделом выглядит выгодной для всех сторон. Кремль демонстрирует невиданную щедрость, а парламентские оппозиционеры получают по десятку гарантированных мест. В самом начале переговоры по разделу подтверждали фактически все парламентские партии, вяло отпирались только коммунисты, но и те оговаривались, что действующие депутаты от Компартии нужны Кремлю и тот им действительно может помочь.

Факт договоренностей лишний раз продемонстрировал бы, что в Думе окончательно сформировался надпартийный народный фронт. Депутаты от одних фракций хотят видеть старых знакомых в новом созыве: они согласны друг с другом в принципиальных вопросах, готовы уступать в мелочах, вместе ходят на митинги в годовщину присоединения Крыма. Раздел округов должен был укрепить этот союз. Системные политики, отказавшись от партийных амбиций, кровью подписали бы договор. Округа с одобренными Кремлем кандидатами от разных структур – это своеобразный единый протосписок, шаг в сторону политической системы ГДР, где несколько полностью контролируемых властью партий получали квоты на места в парламенте от Народного фронта.

Последнее можно считать основной целью договоренностей о разделе – не зря президентская администрация так настойчиво занималась их продвижением в СМИ. Главного адресата – президента – убеждали, что внутриполитический блок полностью управляет всей партийной системой. В 2003 году (последний год выборов думских одномандатников перед отменой) таких договоров нельзя было и представить: в округах выставляли своих кандидатов партии и блоки, губернаторы и их противники, в Думу шли сильные местные фигуры. Тогда был хаос, а сейчас порядок.

Ожившая конкуренция

Но на практике затея с разделом продемонстрировала скорее обратное. Дележом оказались недовольны региональные единороссы, которые уже давно договорились, кто в каком округе будет баллотироваться, и даже начали агитировать. Типичный одномандатник от партии власти – это известный у себя в регионе человек, имеющий сеть поддержки, не раз баллотировавшийся в местные депутатские собрания. «Почему я должен сдаваться?» – задает он логичный вопрос себе и федеральному центру.

Эти противоречия уже вышли наружу в Ярославской области. В Рыбинском округе еще с прошлого года начал свою агитацию глава региональной общественной палаты Александр Грибов, в Ярославском – депутат заксобрания, секретарь отделения единороссов Илья Осипов. Грибов, однако, неожиданно заявился на внутренние праймериз «Единой России» по округу Осипова. Партийцы особенно не скрывали: кандидатам пришлось столкнуться из-за того, что Рыбинск после раздела достался «Справедливой России» и ее депутату Анатолию Грешневикову. Праймериз партии власти обещали быть горячими – примерно как на выборах мэра Рыбинска – с компроматом, взаимными упреками и широкой агитацией. 

В итоге единороссы побеседовали, и Илья Осипов теперь баллотируется в Рыбинске. Партийцы уточняют, что они не против договоренностей в общем, но вот кандидатура Грешневикова их не устраивает: делите, договаривайтесь, но только не у нас. Ярославская ситуация обязательно будет тиражироваться: единороссов с амбициями достаточно везде.

Помимо личных амбиций на местах, разделу начали мешать и амбиции партий. Кремль уже объявил, что пакт покинула КПРФ. Оказалось, что коммунисты неправильно поняли его суть. Как объясняют в президентской администрации, коммунисты предложили расчистить для них округа под недостаточно серьезных кандидатов. Коммунистов понять можно: сильный пройдет и так, а слабым надо помочь.

Теперь коммунисты выставят своих кандидатов везде, делиться будут только единороссы, «Справедливая Россия» и ЛДПР. Но такая конфигурация может привести к результатам, нежелательным для Кремля. К примеру, вместо обговоренного справоросса на выборах может победить коммунист. Провластному избирателю трудно объяснить, почему он должен голосовать за того, кого еще недавно называли оппозиционером и упрекали в «отсутствии реальных дел». И наоборот, протестный электорат отвернется от поддержанного администрацией кандидата.

Ситуация выгодна и партиям второго эшелона, которые хотят попасть в первую лигу, – в первую очередь «Родине» и Партии роста. К ним могут перейти политики, чьи округа принесли в жертву договоренностям, а также кандидаты от губернаторов и местных влиятельных групп. Избиратели могут назло («думаете, вы за нас там все решили») проголосовать за тех, кто в разделе не участвовал. Такие примеры уже были. В 2014 году мэрия Москвы решила поделиться местами в Мосгордуме с оппозиционной думской тройкой, прибавив к ней «Яблоко» и «Родину» (выборы проходили только по одномандатным округам). В результате в округах, где, чтобы не мешать справороссу Илье Свиридову и яблочнику Андрею Бабушкину, были выдвинуты заведомо слабые единороссы, победили малоизвестные коммунисты. 

Придумывая раздел округов, Кремль, судя по всему, ориентировался не на негативный опыт выборов в Мосгордуму, а на успешный опыт распределения губернаторских постов между коммунистами, ЛДПР и справороссами. Каждая из думских фракций сейчас получила по губернатору. Но выборы глав регионов – процесс, полностью управляемый: кандидаты должны пройти муниципальный фильтр. Именно на этом основании в 2013 году отсеяли бывшего вице-премьера Забайкальского края Алексея Кошелева, который был сильным конкурентом справоросса Константина Ильковского.

На думских выборах такого инструмента нет, поэтому договорной матч рискует превратиться в войну всех против всех с неожиданными итогами. Единый партийно-народный фронт остается несбыточной мечтой: порассуждать о нашем Крыме и правильной внешней политике Владимира Путина любят многие, но это не становится поводом для отказа от собственных интересов.

Конечно, президентская администрация может пойти до конца и обеспечить выполнение обещаний по разделу жесткой зачисткой – снимать кандидатов, давить на партии второго эшелона. Но тогда пойдут прахом заявления о «честных, конкурентных и легитимных выборах». Проще всего будет отказаться от мешающих всем договоренностей ближе к выборам: бумаг никто не подписывал, на камеры никто не встречался, что-то действительно обсуждали, но разошлись со своим. Единственной потерявшей преимущества стороной в этом случае окажется ЛДПР – сильных одномандатников у партии Владимира Жириновского раз-два и обчелся.

следующего автора:
  • Андрей Перцев