24 ноября в небе над сирийско-турецкой границей был сбит российский бомбардировщик Су-24. Сбил его турецкий истребитель, и, как многие сразу отметили, это первый случай за 60 с лишним лет, когда российский самолет был сбит силами НАТО. Многие издания вспомнили о последних днях Корейской войны, когда американские перехватчики в воздушном бою над Японским морем подбили четыре МиГ-15. Как только появились первые подтвержденные детали, стало ясно, что инцидент без последствий не останется.

Кто виноват

На следующий день многие мировые газеты вышли с апокалиптическими прогнозами на первых полосах. «Турция сбила российский самолет – и мир затаил дыхание», – пугала читателей британская Daily Mail, а обозреватель Independent задавалась вопросом, не приведет ли это к эскалации сирийского конфликта, в котором противниками могут стать уже бывшие союзники по антиигиловской коалиции.

Потом начались разбирательства, кто прав, а кто виноват. Газета The Hill, выходящая в Вашингтоне, сразу предложила трезвый юридический анализ инцидента: Чарльз Данлеп (Charles Dunlap), генерал-майор ВВС США в отставке, проанализировал заявления обеих сторон, нормы международного права и пришел к выводу, что правда на стороне России. Хотя Обама и заявляет, что Турция имела право на самооборону, говорит Данлеп, истина немного сложнее. Да, пишет Данлеп, статья 51 Устава ООН оставляет за странами право применить военную силу в случае военной угрозы, но даже Турция не утверждает, что российский самолет, залетевший в турецкое пространство буквально на несколько секунд и по случайности (научно-техническое онлайн-издание Ars Technica предположило, что ошибка произошла по вине ГЛОНАСС, которым пользуются российские ВКС), представлял какую-либо угрозу ее безопасности. Турция, конечно, заявляет, что действовала в соответствии с собственными правилами применения вооруженной силы, но национальные правила не могут иметь приоритета над международными, а те более-менее однозначны: огонь можно открывать только в том случае, если иными средствами предотвратить нападение (которого, естественно, не было и не планировалось) невозможно.
 
В таких сложных случаях всегда надо прислушиваться к мнению противоположной стороны, и вот что в эти дни писала турецкая пресса. Консервативная, проэрдогановская газета Yeni Şafak («Новая заря»; в позапрошлом году она прославилась на весь мир тем, что выпустила фальшивое интервью с Ноамом Хомски и после громкого скандала была вынуждена его удалить) озвучивает турецкое объяснение легитимности атаки на российский бомбардировщик. Турецкие правила применения военной силы, объясняет Yeni Şafak, сложились после инцидента с участием самолета-разведчика F-4, сбитого в 2012 году с территории Сирии (газета упоминает версию, что это могло произойти и по вине России). После этого Турция «серьезно и бескомпромиссно» применяла новые правила: на любое нарушение границы отвечать немедленным огнем на поражение (кстати, в Guardian еще 6 октября приводили слова Эрдогана, заявлявшего, что не потерпит нарушения Россией воздушного пространства Турции и что Россия рискует «потерять» Турцию). Турецкая газета приводит несколько примеров последовательного применения этого принципа: сбитые самолет, вертолет и беспилотник сирийской армии, залетевшие на ее территорию – и заявляет, что если бы Турция не выполняла данное ею слово, а ограничивалась лишь символическими ответными шагами, то это бы нанесло «урон национальной чести». В конце статьи автор наносит ответный словесный удар России: «Есть вопросы, которые должны заботить Россию больше войны: что она делала в Сирии, за тысячи километров от Москвы, и почему бомбила туркменов?»

«Маарив» («Вечер»), вторая по тиражу газета в Израиле, выдвигает свои обвинения против Турции, которые позже будут с энтузиазмом подхвачены российским МИДом и самим Путиным: Турция формально находится в альянсе против ИГИЛа и контролирует границу между Европой и «Исламским государством». И именно через эту границу, пишет «Маарив», беспрепятственно проникают многочисленные добровольцы, желающие присоединиться к джихаду. Кроме того, Турция закупает у ИГИЛа нефть (недавно, напомним, Эрдоган пообещал уйти в отставку, если это обвинение, выдвинутое против него на самом высоком уровне уже Россией, подтвердится), а российский самолет она сбила вовсе не из-за нарушения ее суверенитета, а из-за опасения, что в результате разгрома ИГИЛа усилятся ненавистные ей курды. Если соединить в одну линию недавние события: взрыв российского самолета над Синаем, теракты в Париже и сбитый российский бомбардировщик, заключает автор, то проявится линия, которая, возможно, приведет наконец западные страны к формированию реального фронта для решительной борьбы против ИГИЛа. В такой ситуации Турции придется выбирать между Западом и радикальным суннитским исламом.
 
Неопределенную позицию Турции – на словах борьба с терроризмом, на деле его поддержка бездействием или даже активным потаканием – критикует и автор журнала Politico Стивен Кук (Stephen A. Cook), эксперт по Ближнему Востоку. Могло показаться, пишет Кук, что Путин явно преувеличивает, называя Турцию «пособниками терроризма» в запале после новости про сбитый Су-24, но это не так уж далеко от истины. Для НАТО Турция, в силу ее стратегического положения, является ключевым союзником в борьбе против ИГИЛа. Поэтому руководство и НАТО, и отдельных стран Запада всячески обхаживают Эрдогана и закрывают глаза на его репрессивную внутреннюю политику и даже на то, что формально он должен бороться с ИГИЛом, но на самом деле турецкая авиация бомбит не их, а своих истинных врагов – сирийских курдов, которые составляют до 20% населения самой Турции и глубоко враждебны правительству Анкары. Кук приходит к выводу, что в целях единства альянса западные союзники и впредь будут прощать Эрдогану все его проступки и вставать на его сторону, даже сейчас, когда инцидент со сбитым российским истребителем привел к росту напряжения между Россией и Турцией.

Что будет

В истории со сбитым российским бомбардировщиком консенсус в зарубежных СМИ в целом на стороне России – или, по крайней мере, не на стороне Турции. Но и позиция России укрепилась не слишком. Один из самых последовательных критиков Путина, лауреат Пулитцеровской премии и автор многочисленных книг о России Энн Эпплбаум (Anne Applebaum) рассматривает этот инцидент через призму российской пропаганды: на российском ТВ, пишет она, ни одно событие не предстает само по себе, а лишь как часть той или иной теории заговора. За любым событием стоят некие могущественные силы. Российские СМИ постоянно заняты поиском новых врагов и соединением их во все новые причудливые комбинации: сначала в эфире царили «украинские фашисты», потом, когда Путин призвал создать новую антитеррористическую коалицию, «подобную антигитлеровской», риторику ненависти к Западу немного притушили. Но и вчерашний враг никуда не делся – теперь по российскому телевидению рассказывают, что Украина поставляет оружие ИГИЛу.

Но Турция, пишет Эпплбаум, смешала карты российской пропаганды: как объяснить историю со сбитым самолетом – как часть глобальной агрессии нацистов и НАТО против России или как террористический заговор со стороны Турции? Пока, похоже, выбран второй вариант: Путин заявил, что сбитый самолет – это «удар в спину» от ложного друга, пособника террористов, а по российскому телевидению тут же начали рассказывать, что «Турция помогает ИГИЛу». Учитывая альтернативы, говорит Эпплбаум, это хорошие новости – это значит, что Россия не станет отвечать военным ударом на удар и не потащит НАТО в расширенный конфликт, потому что Путин еще надеется стать частью крупной коалиции в Сирии или внести свой дипломатический вклад в завершение войны. Но что, если будет сбит еще один российский самолет или война начнет терять популярность у россиян? Тогда НАТО снова может стать отличным врагом, и вопрос, по мнению Эпплбаум, только в том, где станет разворачиваться новая фаза конфликта – в виртуальной реальности или реальной жизни.

Даже такой серьезный инцидент, как сбитый страной НАТО российский самолет, не приведет к масштабному конфликту между Россией и Турцией – постоянный обозреватель Forbes Марк Адоманис (Mark Adomanis) настроен в целом оптимистично. Хотя российские воздушные силы, пишет он, цитируя профессора Нью-Йоркского университета и эксперта по безопасности Марка Галеотти (Mark Galeotti), пока что отлично проявили себя в сирийской кампании, у России нет ни ресурсов, ни желания встревать в реальный военный конфликт с Турцией и тем более с НАТО. В интересах и русских, и турок, пишет Адоманис, поскорее забыть этот инцидент. Но тут сталкиваются их амбиции, так как обе страны за счет сирийской кампании стремятся повысить собственный престиж и влияние в мире. В долгосрочной перспективе это грозит затяжным конфликтом с непредсказуемыми и довольно неприятными последствиями. Можно ожидать, заключает Адоманис, что Россия будет не слишком скрыто поддерживать курдов, а Турция – боевиков на Кавказе.

Любопытно, что разглядеть за масштабными геополитическими играми двух стран простые человеческие судьбы за последние пару недель удалось буквально одному изданию. В Guardian вышла заметка московского корреспондента газеты Шона Уокера (Shaun Walker), который устами пресс-секретаря посольства Турции в РФ напомнил, что сегодня в России проживает 80 тысяч турок – рабочих, предпринимателей, а также жен и мужей россиян.

Многие турки часто ездят в Россию по работе, и как изменилась их жизнь после слов Путина о «серьезных последствиях» за сбитый Су-24, в заметке Guardian рассказывает 34-летняя Вилдан Сечкинер, аспирантка. Она приехала посмотреть на достопримечательности Санкт-Петербурга и прочитать лекцию студентам, но вместо этого провела 16 часов в транзитной зоне Шереметьево и была депортирована – якобы за отсутствие брони гостиницы, но пограничники ясно дали ей понять, что все дело в ее турецком паспорте.

Многие из задержанных и депортированных за последние дни турок, пишет Guardian, ехали к своим русским женам и невестам. Заканчивается статья на цитате из публикации в группе в фейсбуке, где было размещено обращение к турецким студентам, обучающимся в России: «Во время проверок со стороны российских властей мы должны быть вежливы и осторожны и должны сохранять приверженность нашей турецкой культуре и демонстрировать наше турецкое гостеприимство. Давайте встречать чиновников с улыбкой и чашечкой турецкого чая, если есть такая возможность».

следующего автора:
  • Алексей Ковалев