Отставка петербургского губернатора Георгия Полтавченко так давно анонсировалась, что стала неожиданностью даже для него самого. Противники выбрали подходящий момент и нанесли удар. Полпред в СЗФО Александр Беглов, второй раз в своей биографии ставший и.о. губернатора Петербурга, через год будет полноценным градоначальником.

Губернатор, который не ошибался

Даже первое время после того, как Георгия Полтавченко назначили губернатором (в сентябре 2011 года), очень многие не верили, что это всерьез. Его предшественницу Валентину Матвиенко перед этим сняли и отправили в Совет Федерации, и все думали, что ее место займет вице-премьер Дмитрий Козак. Он уже приехал в Петербург и возглавил городской список «Единой России» на проходивших тогда думских выборах. Поэтому сначала Полтавченко отводили пару месяцев – до дня голосования. Но потом Козак поехал в Сочи, а Георгий Сергеевич задержался в Петербурге на семь лет, хотя отставку ему предрекали со стабильной регулярностью.

Георгий Полтавченко не вписывался в традиционный стереотип ворюги-управленца, которому соответствуют множество отечественных губернаторов, различаясь между собой лишь степенью начальственного задора. У него не было ярко выраженного собственного или дружественного бизнеса. Сын-предприниматель практически не фигурировал в городской повестке. Не было ни своего клана, ни московского куратора. Считалось, что он друг Ротенбергов, но никаких материальных свидетельств этой дружбы нет. Еще считалось, что враг Ковальчуков, и вот это – безусловно.

До Петербурга, будучи полпредом в ЦФО, Полтавченко возглавлял Русское афонское общество. Губернатор и те немногочисленные чиновники, про которых было известно, что они его старые друзья, носил на руке афонские четки-комбоскини (хотя последние несколько лет вместо них у него был тонкий грузинский браслет-оберег). Отсюда родилась теория про «афонитов», захвативших власть, но и она была скорее попыткой вписать происходящее в привычную схему, чем правдой.

Вписать было нужно, потому что никакой другой схемы в правлении Полтавченко не было. Он часто внезапно уходил в короткий отпуск – возможно, ездил на Афон. В городе рассказывали анекдоты, что во время поста в Смольном не подписывают документы, оборудовали домовую церковь, а у приходящих на работу чиновников интересуются наличием духовника. При этом, правда, у Полтавченко были неважные отношения с местной епархией. (Говорят, истинно верующие чекисты брезгуют погрязшей в симонии и стяжательстве РПЦ.) Губернатор практически не давал интервью, не появлялся в телевизоре, не выступал, а его пресс-секретарь комментировал в инстаграме очередные слухи об отставке начальника фотографиями уточек. Правда, не желтыми и без домиков.

Если бы Путин пожаловал Полтавченко за усердную службу дворянством, на его щите был бы девиз «Не ошибается тот, кто ничего не делает». И он действительно практически не ошибался.

Почти парламентская республика

Специфика российского федерализма такова, что единственная сфера, в которой региональные власти имеют хоть какие-то полномочия, – земельные отношения и строительство. Полтавченко существенно охладил строительный рынок, и это было благом для города, инфраструктура которого очевидно не выдерживала стремительный рост гетто из «человейников» на окраинах. В частности, власти заставили застройщиков за свой счет создавать необходимую для построенного ими жилья социальную инфраструктуру. Смольный последовательно проводил начатую еще при Валентине Матвиенко политику жесткого строительного регламентирования. Например, сейчас высота строительства по всему городу ограничена 40 метрами. (Разумеется, в индивидуальном порядке могут обсуждаться исключения.) При этом губернатор не оказывал никакого сопротивления строительству небоскреба «Газпрома», навсегда изуродовавшему панорамы исторического центра Петербурга.

Политики Георгий Полтавченко сторонился еще больше, чем экономики. Иногда полиция избивала несогласных очень жестко, иногда вообще их не трогала – видимо, в рамках спущенных из Москвы установок. Он позволил спикеру законодательного собрания и начальнику местной «Единой России» Вячеславу Макарову стать главным политиком города, полностью отдал ему на откуп проведение выборов в городской парламент. Макаров, бывший преподаватель истории КПСС или чего-то такого в военном училище, а ныне глубоко верующий человек и полковник, довольно быстро распространил свое влияние далеко за пределы парламентских стен. И если бы не федеральное законодательство, жестко охраняющее принципы самодержавности власти, Петербург уже был бы парламентской республикой. Побочным следствием этих процессов стал небывалый расцвет в городе либеральной парламентской оппозиции, которую Макаров поддерживал для того, чтобы Смольный все время был в напряжении.

Теперь всей этой системе неминуемо придет конец.

Внезапно

Отставка Георгия Полтавченко, судя по всем признакам, была внезапной даже для него самого. Он уже начал (как обычно, весьма вяло) готовиться к собственным выборам, которые должны пройти на следующий год в единый день голосования. И даже сформировал предвыборный штаб.

К слухам, что его вот-вот отправят в отставку, все давно привыкли. Тем более что, как принято считать, один защитник у Георгия Полтавченко в Кремле все-таки есть: Владимир Путин. Хроника событий подтверждает оба предположения. О том, что в Петербурге сменился губернатор, мир узнал не из рассылки кремлевской пресс-службы: президент лично сообщил ему об этом в стенах Эрмитажа, где встречался с австрийским канцлером. Этот пафос абсолютно не соответствует второсортной должности, которую предложили экс-губернатору – председатель совета директоров Объединенной судостроительной корпорации. Ради него даже никого не уволили, прежде кресло принадлежало министру промышленности. Это может свидетельствовать, что новое место Полтавченко подыскивали в пожарном порядке. Впрочем, для человека, который любит ездить на Афон, возможно, это и неплохое место. В конце концов, мы не знаем даже, радовался ли Георгий Сергеевич своей губернаторской работе или, как честный солдат, служил там, куда послали.

Наконец, время для смены губернатора сейчас не самое подходящее. Лучше было бы сделать это весной, чтобы не омрачать карму преемника, которому осенью еще предстоит избираться, отключением отопления, заваленными снегом улицами и сосульками. Что, видимо, опять же говорит о ситуативном характере такого решения.

Тем временем городские остроумцы уже прогнозируют, что первый построенный при Полтавченко корабль назовут «Нерешительный». И его так и не спустят на воду.

Победители

Можно практически со стопроцентной уверенностью говорить, что отставки губернатора добилась группа банкира Юрия Ковальчука. Она уже давно контролирует Ленинградскую область и много лет пыталась подобраться к Петербургу, но все время не удавалось. Считается, что именно эти люди стояли за регулярно появлявшимися слухами о грядущей замене градоначальника. Говорят, по их инициативе в начале 2017 года Сергей Кириенко выступил в ведущих СМИ под псевдонимом «источник в АП» с тем, что скандальное заявление Полтавченко о передаче РПЦ Исаакиевского собора не согласовывалось с президентом. Но связь с «первым лицом» позволяла губернатору безболезненно переживать это давление.

Возможно, в этот раз, воспользовавшись трендом на замену непопулярных губернаторов после внезапно печального итога сентябрьских выборов, Ковальчуку удалось то, что не удавалось раньше. Путина убедили, что Полтавченко неизбираем.

На самом деле он не мог проиграть выборы. Полтавченко действительно не популярен. Но и не непопулярен. Он нейтрален. При этом социально-экономическое положение в городе не настолько плохо, чтобы спровоцировать масштабное протестное голосование за кого угодно, только не за него. А учитывая фактор муниципального фильтра, он сам мог подобрать себе таких конкурентов, которых без проблем победил бы уже в первом туре. Да, явка была бы низкой, ну так не впервой. В электоральном смысле сменивший его Александр Беглов ничем не лучше. Только всего, что новый.

До позавчерашнего дня в головах вовлеченных в политику петербуржцев существовало два равновероятных варианта развития событий. Или Полтавченко остается губернатором и идет на выборы, либо его все-таки снимают, но в плановом порядке следующей весной.

Серьезность намерений группы Ковальчука никаких сомнений не вызывала. Несколько месяцев назад, привычно интригуя, Вячеслав Макаров добился увольнения поставленного Смольным начальника городской избирательной комиссии. Смысла в этом особого не было, потому что комиссия и так ориентировалась на спикера заксобрания. Но против собственной природы не пойдешь. Смольный привычно не сопротивлялся, но внезапно очень жестко вмешалось полпредство. И новым главой Горизбиркома стал его сотрудник, главный федеральный инспектор Виктор Миненко. Полпредство давно пользуется славой цитадели Ковальчуков в Петербурге.

Действие второе. Те же

Новый и.о. губернатора Александр Беглов имеет петербургское происхождение, работал в партийных органах, потом служил главой Курортного района, в котором находятся дачи всех лучших людей города. Летом 2003 года он уже был и.о. губернатора – в промежутке, когда Владимира Яковлева выгнали, а Валентину Матвиенко еще не избрали. Но после этого пропал из поля зрения горожан, сгинув в Москве, и вернулся только в декабре прошлого года в качестве полпреда. Но за этот год не проявил себя вообще никак.

Сейчас, поискав на новостных сайтах следы его деятельности за минувший год, можно найти выступление перед студентами в рамках президентской избирательной кампании. Там он рассказывал, что в 1946 году Черчилль убеждал американцев сбросить на СССР 50 атомных бомб, цинично говоря своим заокеанским партнерам, что, раз эти бомбы уже сделаны, нечего добру пропадать. А сейчас мы должны сделать новую мощную бомбу, сплотиться, как триста спартанцев, и противостоять врагам в гибридной войне, которая разрушает нашу родину.

Собственно, это все, что в Петербурге знают про своего будущего градоначальника. Кроме того, что он представляет интересы Ковальчуков. Правда, есть робкий слух, что не он станет главным кандидатом на выборах, а может быть, это даже глава ФАС Игорь Артемьев. Но это противоречит всей логике системы. Кроме того, так повезти просто не может.

Теперь самое любопытное, кто станет новым полпредом. Именно нежеланием Путина отдавать такой большой актив, как Петербург, в руки одной силы, объясняли раньше устойчивость Георгия Полтавченко. Теперь по идее Кремль должен попытаться уравновесить ситуацию, передав это ведомство противостоящей башне. Или отступить от своей привычной политики.

следующего автора:
  • Антон Мухин