Еще недавно сценарий выборов нового украинского президента выглядел предсказуемо – ожидалась схватка между действующим президентом Порошенко и лидером оппозиции Тимошенко, заслуженными ветеранами киевских политических баталий. Однако к концу прошлого года стало ясно, что в этой конфигурации появляется сильный третий участник – актер-юморист Владимир Зеленский.

Сериал «Слуга народа», где он играет роль президента, явил украинскому избирателю образ идеального политика и помог начать политическую карьеру. А сатирическое шоу «Вечерний квартал», где Зеленский на протяжении многих лет выступает с пародиями на первых лиц государства, создает ему образ равноудаленной от истеблишмента фигуры.

Глобализм и Коломойский

Во второй половине 2018 года Владимир Зеленский, не принимая участия ни в какой политической деятельности, стал стремительно набирать очки в рейтингах украинских социологов, пока в декабрьских опросах не достиг второй строчки – все еще ниже Тимошенко, но уже выше Порошенко. Объяснение феномену популярности Зеленского (ведь, по сути, респонденты соцопросов отдавали свои предпочтения виртуальному образу «народного президента», а не реальному политику) обычно сводится к двум вариантам.

Первый: до Украины добрался глобальный тренд бунта против истеблишмента, когда уставшие от старых элит массы поднимают на щит популистов и прочих «друзей народа». В результате в США избрали президентом эксцентричного Дональда Трампа, а в Европе хватает примеров успешных политических карьер юмористов, играющих «народные типажи»: в Италии на последних парламентских выборах победило Движение пяти звезд юмориста Беппе Грилло, в Словении премьер-министром стал сатирик Марьян Шарец, кстати, ровесник Зеленского.

Второе объяснение сводится к тому, что феномен Зеленского – это не более чем политтехнологическая уловка одного из настоящих хозяев страны, миллиардера Коломойского, стремящегося спутать карты фаворитам избирательной гонки. В рамках этой логики Зеленский – фиктивная и управляемая фигура.

Истина, скорее всего, находится где-то посередине. Поскольку украинская революция 2014 года не смогла выдвинуть принципиально новых общенациональных лидеров, то общественное недовольство постмайданной элитой с ее шлейфом коррупционных связей вылилось в итоге в поддержку человека без политического прошлого, кандидата «против всех».

История украинской демократии знает немало ярких примеров подобного рода популизма. Долгое время Киевом управлял банкир Черновецкий, который, сочетая манеры протестантского проповедника и откровенную клоунаду, неоднократно побеждал на выборах мэра вопреки всем обвинениям в коррупции. Свое место в украинском парламенте при помощи демагогии и беспринципности получил радикал Олег Ляшко. Владимир Зеленский, который, опираясь на свой опыт работы в шоу-бизнесе, старательно поддерживает имидж «парня из соседнего двора», хорошо вписывается в эту традицию.

Со своей стороны Игорь Коломойский как опытный игрок украинской политики может быть доволен восхождением новой звезды. Высокий рейтинг Зеленского позволяет подорвать позиции Порошенко и сделать более сговорчивой Тимошенко, он вносит достаточную неопределенность в начавшуюся предвыборную кампанию, чтобы основные кандидаты нервничали и совершали ошибки.

Коломойскому сложно отказать в остроумии: когда подконтрольный ему канал «1+1» в новогоднюю ночь вместо поздравления Порошенко показал выступление Зеленского, это был привет действующему президенту из прошлого. Ведь именно так поступил сам Порошенко, пустив 31 декабря 2004 года в эфире своего «5-го канала» поздравление от Ющенко вместо еще действовавшего президента Кучмы.

У Зеленского достаточно ресурсов для самостоятельного ведения кампании, но контракты с телеканалом Коломойского ставят его в уязвимое положение. Вряд ли Зеленский – безропотная марионетка Коломойского, как это утверждают его оппоненты (миф о всесильном олигархе, «делателе президентов», очевидно, импонирует и самому Игорю Валерьевичу). Но при желании Коломойский может существенно испортить ему жизнь, если действия кандидата войдут в противоречие с интересами олигарха.

Когда в одном из выпусков «Вечернего квартала» Зеленский делал пародию на Коломойского, он изобразил его в роли мудрого и циничного резонера, указывающего украинским политикам на их незавидное место временщиков. В ходе кампании Зеленскому не стоит забывать, что теперь и он сам находится в том же положении.

Курс на юго-восток

Ключевой вопрос – трансформируется ли рейтинг Зеленского в реальные результаты на выборах? Не решат ли избиратели, ныне очарованные Зеленским, в итоге сделать выбор в пользу уже проверенных временем кандидатов? Во многом это будет зависеть от кампании претендента. Пока у Зеленского нет устойчивых групп поддержки, нет четкой программы, нет, наконец, своей команды (на данный момент заявлено, что программу он сформирует на основе народных пожеланий, а команду соберет из волонтеров). В интернете шутят, что после победы Зеленский распределит министерские посты между коллегами по сатирическому цеху.

Сейчас можно говорить, что сенсационный рейтинг Зеленского выдан ему скорее авансом и имеет большее отношение к его мастерству актера, а не политика. Хотя в условиях реальной избирательной кампании актерские таланты его тоже подводят: в общении с журналистами он уже успел продемонстрировать типичную для постсоветского политика агрессивную реакцию, мало подходящую «новому лицу».

В то же время Зеленский использует технологии вовлечения избирателей, которые ранее на Украине широко не применялись. Он делает ставку на интерактивную работу с гражданским обществом через соцсети, в то время как Порошенко и Тимошенко по старинке разворачивают избирательную сетку с опорой на админресурс. Эффективность этой тактики будет зависеть не только от самого кандидата, но и от готовности активной части общества сотрудничать с ним, поверить, что Зеленский не шутит. 

Его выступления уже в качестве политика показывают, что Зеленский осторожно прощупывает почву за пределами концепции «за все хорошее, против всего плохого». И похоже, что, помимо борьбы за нишу «нового лица» украинской политики, Зеленский попытается реализовать себя как кандидат русскоязычного юго-востока.

Биография у него вполне подходящая: сам родом из промышленного Кривого Рога (Днепропетровская область), передачи и сериалы его студии «Квартал 95» выходят на русском языке, до 2014 года значительную долю ее доходов приносил экспорт комедийных сериалов в Россию (украинские журналисты уже выяснили, что Зеленский на начало президентской кампании все еще имел доли в российском кинобизнесе, что закономерно вызвало волну возмущения).

Зеленский неоднократно становился объектом нападок националистов, обвинявших его в пособничестве «московской культурной оккупации» и изображении украинцев в карикатурном виде. После 2014 года, несмотря на поддержку новой украинской власти, Зеленский выступал против разрыва культурных связей с Россией и ущемления прав русскоязычных. В большом интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону Зеленский особое внимание уделяет проблеме войны в Донбассе – в частности, говорит, что готов к прямым переговорам с Россией по Донбассу с последующим референдумом по их результатам. Это может вызывать симпатии у жителей юго-востока Украины, уставших от воинственной риторики Порошенко.

В ту же копилку идут его высказывания о пересмотре сотрудничества с МВФ или скепсис в отношении евроинтеграции («Я не привык ломиться в гости туда, куда меня не зовут»). Подобные взгляды вряд ли будут пользоваться популярностью в западных областях Украины (что подтверждают и данные социологии), так что сама политическая логика подталкивает его к ориентации на «русскоязычную Украину», где он в полной мере воспринимается как свой.

Выбор Москвы

После крушения Партии регионов русскоязычные области Украины остались без своего политического представительства – пришедший ей на смену Оппозиционный блок в преддверии выборов раскололся и уже не сможет выдвинуть единого кандидата. Так что у Зеленского есть все шансы привлечь на свою сторону ту часть избирателей юго-востока, кто не готов поддерживать ни реваншистов из числа экс-регионалов, ни кандидатов, ассоциирующихся с Майданом. А хороший результат на президентских выборах Зеленский потом вполне может конвертировать в успешную парламентскую кампанию.

Потенциал Зеленского как кандидата «русскоязычной Украины» виден по региональным социологическим выкладкам группы «Рейтинг» (ноябрь – декабрь 2018). В случае гипотетического второго тура между Зеленским и Тимошенко опять воспроизводится региональный раскол Украины по линии запад/юго-восток, где избиратели русскоязычных регионов однозначно поддерживают кандидата-шоумена. Что, в свою очередь, ведет к минимальному разрыву между претендентами.

И Тимошенко, и Порошенко предпочли бы оказаться во втором туре с кем-нибудь из бывших регионалов – это позволило бы им мобилизовать избирателей против реванша «злочынной влады». А вот Зеленский с его размытой популистской платформой куда менее удобный оппонент.

Зеленский ставит в сложное положение и Москву. Его активность на поле, уже зарезервированном для Юрия Бойко (за которым стоит Медведчук), рушит всю стройную картину российской пропаганды – «русскоязычный юго-восток против антироссийской хунты». В то же время Зеленский, имеющий более высокий рейтинг, продвигает пацифистскую повестку, объективно выгодную для России.

Успех Зеленского на юго-востоке свидетельствует о банкротстве медведчуковцев, неспособности бывших регионалов создать дееспособную альтернативу киевской власти. Поэтому они уже подключаются к кампании против Зеленского. Например, близкий к этим кругам политолог Погребинский всячески упирает на зависимость Зеленского от «очень опытного интригана» (читай Коломойского). А в конспирологической картине мира российского руководства это, без сомнения, перевесит все выступления Зеленского в защиту русского языка. Похоже, в очередной раз Кремль поддержит гарантированно «своего», пусть и малопопулярного кандидата, игнорируя реальную политическую ситуацию на Украине. 

следующего автора:
  • Константин Скоркин